Герцогиня Паулина Нассауская (та самая «тугоухая») была дочерью пресловутого (по слову Кармен Сильвы) принца Павла фон Вюртембергского; и принцессы Шарлотты фон Саксен-Альтенбург. У Паулины родилось четверо детей, один из которых умер.

ГЕРЦОГИНЯ ПАУЛИНА НАССАУСКАЯ (1810–1856)
Цветной портрет. ГЕРЦОГИНЯ ПАУЛИНА НАССАУСКАЯ (1810–1856)

Называем троих:

1. Принцесса Елена (1831–1888). 57 лет жизни. В замужестве княгиня фон Вальдек и Пирмонт.

Елена Нассаускаяю мать Герцогиня Паулина Нассауская
Принцесса Елена (1831–1888). мать Герцогиня Паулина Нассауская

2. Принц Николас (1832–1905). 77 лет жизни. Женат морганатическим браком на Наталье Александровне Дубельт, урождённой Пушкиной, ставшей в браке графиней Меренберг.

Принц Николас (1832–1905) мать Герцогиня Паулина Нассауская
Принц Николас (1832–1905) мать Герцогиня Паулина Нассауская

3. Принцесса София (1836–1913). 77 лет жизни. Королева Швеции.

Принцесса София (1836–1913)
Принцесса София (1836–1913) мать Герцогиня Паулина Нассауская

Герцогиня Паулина пережила мужа герцога Вильгельма на 17 лет. Дети подросли, и Паулина стала жить в господском доме на Рейнштрассе. Паулина не хотела ни роскоши, ни великолепия, предпочитала простоту, и скоро сделалась любимой жителями Висбадена. Она была благодетельницей для бедняков и создала в Висбадене Общество Красного креста. Страдала лёгкими, что стало заметно в последний год её жизни. Умерла 46-ти лет в 1856 году. Какой была Паулина, читаем в талантливом очерке Кармен Сильвы. Очерк, входящий в книгу «Мои пенаты», называется «Бабушка»; и поскольку это рассказ о нравах, о которых мы не имеем понятия, приводится частично этот эмоциональный текст; «У меня была только мачеха моей матери, и я её очень любила. Она была принцесса Вюртембергская, и её жизнь была очень печальна с ранних лет.

****

Её отец пресловутый принц Пауль Вюртембергский был так зол, что все вокруг дрожали. Своих дочерей он отправил совсем маленькими в Институт во Францию. Там к ним очень плохо относились воспитательницы и другие ученицы; потому что у них в головах был любимый Наполеон и революция. Их знатное происхождение вызывало насмешки, а быть принцессой было просто непростительно.

Так что две бедные вюртембергские принцессы два или три года были совершенно беззащитны и беспомощны. Хотя обе очень хорошо учились. Они подвергались со всех сторон жестокому и злому обращению. Часто их оставляли без еды. Поэтому у будущей великой княгини Елены желудок был на всю жизнь разрушен. А мою будущую бабушку выгоняли ночью в одной рубашке два часа стоять на каменных плитах пола; и поэтому она теряла слух. Дети не хотели с ними играть, делали им всякие каверзы и проказы. После окончания такого ужасного воспитания девочки вернулись к холодному вюртембергскому двору; к королю и королеве. Они были им совсем чужими, так что их существование сложилось по-настоящему печально и одиноко. Спасались они только друг другом.

****

Когда Шарлотту, старшую, 14-летнюю, увидел царь Николай I, он решил, что она станет подходящей женой для младшего брата Михаила. Царь и король сговорились. Шарлотте приставили немецкую воспитательницу для подготовки к будущему обручению после завершения немецкого воспитания и переходу к заметному положению при русском дворе; если оба понравятся друг другу. Мать сестёр Вюртембергских умерла, когда они были совсем маленькими. А королева, упомянутая в тексте Кармен Сильвы, была, следовательно, их мачехой. Так называемые родители были им совсем чужими. Добрые феи, наверное, им даже не снились.

И то, что советские люди, оболваненные коммунистической пропагандой; охотно коллективно уничтожали своих бывших аристократов и высокообразованных людей из дворян; а также из других слоёв населения из-за разных надуманных теорий; ссылаясь на старых немецких экономистов, имена которых застряли в наших головах и зубах; – не мы, советские, оказывается, первые; не мы начали, мы повторили якобинцев, рубивших средневековыми способами головы своим королям. А французские школьники и их воспитательницы с удовольствием мучили маленьких беззащитных принцесс. Не за это ли их отец, безумный садист Павел Вюртембергский получил от Наполеона титул короля? И своей супруге королеве не позволял находиться с детьми и их жалеть. Казалось бы, о французской революции и её жертвах мы все знаем со школьных лет.

****

Но о том, что вся Франция, включая воспитателей учебных заведений; приняла жестокости вместе с классовой ненавистью, мы не имели понятия. Отсюда родились мои неожиданные аналогии. Самые большие несчастья – это война и революция. Революция и война. И их детище – подпольная война, то есть террор. Подпольная революция – тот же террор. Вражда и ненависть – их питательная почва.

Сказки дают надежду, в них всё заканчивается хорошо. У Шарлотты, которая стала русской великой княгиней Еленой Павловной; и её все уважали и любили, правда, за исключением мужа-солдафона; был, на первый взгляд, хороший нормальный брак. И у Паулины как будто так же.  И всё-таки, несмотря на то, что обе были сильными натурами, научившимися справляться с жизненными поворотами; их браки не были счастливыми. О любви в них речи не шло. Они не выбирали. Обеих сосватали заочно. Но обе привыкли и умели терпеть. Не только по-русски считается: стерпится – слюбится. Главная беда старых понятий: женщина при аристократических дворах России и Европы была машиной для деторождения. Обе сестры были нездоровы со времени несчастливого детства. У принцессы Шарлотты, великой княгини Елены Павловны, было 5 дочерей. До взрослости, до рождения собственных детей дожила одна Екатерина! Мать пережила 4 смерти собственных детей! А муж был человеком совсем иных интересов.

****

Хотя при равнодушии к жене уважал её и прислушивался к советам. Паулина была исполнителем воли мужа во всём. Находиться с детьми ей можно было только тогда, когда муж уезжал. Она была терпеливицей. Обратимся вновь к рассказу её внучки Кармен Сильвы: «Моя бабушка осталась одна, печальная, одинокая, покинутая. В Германии господствовала дурная привычка подавлять женщин. До сих пор считается, что женщина должна молчать; в то время как немец дискутирует, он разрешает жене молча слушать, какой он умный. Мужчины не замечали в своей слепоте, что у каждого есть мать; от которой они получили ум и талант, разум, интеллект, который она передала им. Моя мать мне часто рассказывала о том, как вела дом новая мама. Она была так преисполнена любви и так прекрасна.

В то же время она всё взяла в свои руки так уверенно и легко;что ещё совсем молодой она смогла стать настоящей матерью. Но только мой дедушка этого не хотел. Первое впечатление моей матери от мачехи было чистое восхищение. Моей матери было 14, бабушке едва 27, когда дедушка умер. Её жизнь никогда не была весёлой, также и в замужестве. Она всегда должна была ждать мужа, стоя при полном параде. Ожидание при дворе было ежедневным хлебом и можно было устать до изнеможения. Детям тоже не делалось скидок. Но у неё был необыкновенный такт и такое достоинство, что она всегда находила правильное решение; и тотчас вступила в роль старшей. Моя бабушка чудесно владела пером, она иногда набрасывала несколько пьес для своего пасынка Адольфа.

****

Она писала по-французски. Но её жизнь была прекрасна только из-за её гармонии личности. Она легко несла свой крест однообразия приёмов гостей и любезностей, которые она искренне произносила. Она была любима всеми, кто её окружал. Часто сидела у своих детей, когда они весело играли, и тихо смеялась их оживлению. Как только я вспоминала о ней, память переходила в чувство спокойствия, защищённости, мира.

Рядом с ней я преодолевала свою штурмовую натуру и уравновешивалась. Земля Нассау был драгоценный камень, сокровище среди немецких земель! Кто-то придумал, что Нассау – Земля семи «W». Wasser (вода) – это Рейн и все чудесные источники; Wein (вино), и что за вино, лучшее в мире! Wald (лес), нассауские леса были великолепны. Wild (дичь), охота на редкость прекрасная. Wiesen (луг), луга как ковры. Weizen (пшеница), золотые пшеничные поля, а за ними фруктовые рощи и дороги (Wege); дороги Нассау были знамениты, от деревни к деревне прекрасные проезды; так называемый “Wiziеnal” – местные дороги, по которым так хорошо ездить, как по шоссе.

И обложения налогов не было, так богата была Земля, и герцогская семья тоже богата. Большой доход Земле и городу Висбадену давал игорный банк, в котором могли играть только иностранцы. Никогда ни один крестьянин, ни один местный офицер или чиновник не входил в игорный зал. А если бы попытался, он был бы тотчас арестован. Земля имела от игры один чистый доход и никаких потерь»1. Писательница Кармен Сильва описывает смерть бабушки, которая стала её первым потрясением жизни. 25 февраля 1856 года все её дети, родные и сводные, праздновали её сорокапятилетие. Во время праздника Лизу (будущую Кармен), которой было 12, вид бабушки обеспокоил; щёки бабушки горели красным огнём, и она покашливала.

****

Вскоре было произнесено слово «чахотка», страшное тогда слово. Помощи не было, спохватились поздно. Вскоре мать Лизы повела её к постели умирающей Паулины. Вновь слово Кармен Сильве: «Вечером перед её смертью она испытала настоящее преображение. Она лежала сияющая и прятала руки под одеялом; вдруг руки взлетели вверх к небу и она ясно сказала:  «В четыре часа!». Мы все стояли на коленях вокруг её кровати много часов. Вставали и снова так же стояли. Мама посылала меня спать, обещая разбудить, если пойдёт к концу. Вдруг бабушка открыла глаза, посмотрела на меня, улыбаясь, сделала движение и сложила губы в поцелуй; и я смогла её поцеловать, и слёзы у меня хлынули из глаз. Она была в агонии. Но её природная грация и милость не покидала её ни на миг.

Меркнувшими глазами она заметила приблизившегося врача; и со своим характерным грациозным движением руки показала на стул у кровати; и произнесла чуть слышно: «Пожалуйста, садитесь». Я легла в соседней комнате на походную кровать, стоявшую для кого-либо, кто захочет отдохнуть. Проснулась я около 4-х часов, помня её слово. Она была без сознания, дыхание прерывалось, я дрожала. Старый духовник Дильтей, церковный советник, который конфирмировал мою мать, был здесь в облачении и волновался. Шли часы, было больше 4-х, но она дышала легче. Мы опять опустились на колени. Около 2-х часов вдруг налетела гроза, полился дождь, загремел гром. Когда дождь закончился, луч солнца коснулся умирающей. Наконец башенные часы города пробили 4 часа, и её дыхание остановилось.

****

Старый доктор Фрице, который лечил бабушку, любил её и обожествлял; взял её руку, чтобы облегчить дыхание. Когда часы начали бить, он сказал громко: «Ещё один вздох!», потом опять: «И ещё один вздох!» И тогда старые шварцвальдовские часы у неё в изголовье пробили четыре раза. Стояла мёртвая тишина. Дочери покрывали её лицо поцелуями.  И над нами раздался глубокий полный голос советника Дилтея в чудесной молитве. Тогда старший брат Адольф фон Нассау поднял протянутую руку над дорогой всем нам главой и сказал: “Ударим по рукам, братья и сестры; обещаем, что мы всегда будем держаться вместе, как будто бы она ещё жива!” И все руки легли в его руку над прекрасным спящим ликом; одновременно у всех показались горячие слёзы»/

  Герцог Адольф Нассау (1817–1905)

Исторически для Висбадена это главная, определяющая персона. Яркая личность, отличающаяся гуманностью, человечностью, добротой, чувствительностью, любовью к близким. Это абсолютно не те свойства, которыми должен обладать правитель и политик. Поскольку герцог Адольф жил долго, а воинственностью и жёсткостью не отличался;то и его небольшое государство было особенным, потому что его любили; ему подражали, его поддерживали верноподданые его Земли и его столицы; ему сочувствовали в его несчастье и бедах. А в праздники ликовали вместе с ним. Он был таким особым герцогом в течение 50 лет; которые сформировали гуманное, абсолютно спокойное, благополучное государство. Вообще такого не бывает, сказочная доброта побеждает только в сказках. Поэтому в 1866 году воинственная Пруссия аннексировала Гессен.

Адольф Нассау-Люксембургский
Герцог Адольф Нассау (1817–1905)

Герцог попытался сопротивляться, но из этого ничего не вышло. О том, как немцы воевали с немцами же, мы ещё скажем. Некоторое психологическое противостояние соседних Земель существует в сглаженном виде до сих пор. Как понятный всем русским пример, можно вспомнить вечный человеческий, доходящий до философических выкладок, спор Петербурга и Москвы; хотя до состояния войны он никогда не доходил, разве что до подковёрных сшибок влиятельных людей.

****

Биография герцога Адольфа – во многом это история Висбадена, Бибриха и Земли Гессен. От рождения герцог Адольф был на особом положении; потому что он был старшим мальчиком, т.е. наследным герцогом от рождения. Старше него была только сестра Терезия, а женщины в династических немецких правилах – обуза, нечто второстепенное. Важен только наследник. Адольф родился в сопровождении колокольного звона всех церквей города, в объявленный отцом праздник всей Земли. Бал в Курхаусе и рыцарские представления в театре; – всё было в честь рождения наследного герцога Адольфа-Вильгельма-Карла-Августа-Фридриха, таково его полное имя. Государство Нассау-Гессен в 1817 году, в год рождения Адольфа имело территорию 5,5 тыс. кв. км. Числилось по важности на 12-м месте среди 39-ти государств Немецкого союза.

Жителей в это время в государстве было 286 тысяч. Включите воображение, россияне, представляя эти государства, равные русским областным районам. Напомним, маленький принц Адольф, детей всё же не называли герцогами; был старшим сыном герцога Вильгельма и его первой супруги Луизы. В 1823 году, в 6 лет, он начал получать, живя в Бибрихском дворце, частные школьные уроки. Позднее учебный план соответствовал гимназии Земли Вайльбург, родины отца Адольфа, и её гуманитарным началам.

****

В 1825 году при родах дочери умерла мать герцогиня Луиза; оставив восьмилетнего старшего сына и пятилетнего Морица. Старшей дочери Терезии было почти десять. Родившуюся девочку, оставшуюся без матери, назвали Марией. Дети жили в отдельном флигеле Бибрихского замка-дворца с нянями и кормилицей для младенца. Через 4 года появилась мачеха Паулина с любовью и добрым влиянием. Все дети её приняли и полюбили, она была естественной и справедливой. При ней Адольф и младший брат Мориц, «маленький дикий чёрт», как звал его отец, начали лучше учиться. Старшая сестра Терезия всегда училась лучше всех.

Мачеха-мама Паулина сама учила детей французскому языку, которым владела в совершенстве. Спортивный тренер учил детей на Рейне плаванию. Отец приучал сыновей к охоте, и увлеклись охотой оба мальчика, даже мягкий Адольф. Все нассауские герцоги были охотниками и егерями, причем старались быть в этом качестве защитниками леса. Они были знатоками своих ландшафтов; и часто отправлялись кавалькадой к тихому месту на старой аллее, которая называлась Платея (Platea); и вела от Майнца через Висбаден в городок Лимбург. В шести километрах севернее Висбадена на обширной круглой поляне, возвышающейся над лесом и пространством, где лес заканчивался, открывалось редкое зрелище – слияние Рейна и Майна; где герцог Карл из линии Нассау-Узинген, первым облюбовал это место; и в середине XVIII века поставил лесничество.

****

Почти через сто лет герцог Вильгельм решил; что на этом редкостно красивом лесном месте, где ещё много непуганых оленей и дичи, необходимо поставить первоклассный охотничий замок. В 1823 году он положил закладной камень будущего охотничьего замка. Замок хотели построить не хуже, чем французский Сан-Суси. Герцог хотел иметь для себя и своей семьи укромное место, вдалеке от афер и интриг современности. Возможно, эти мысли, полные иллюзий герцог Вильгельм передал своему новому другу русскому царю Александру; не раз приезжавшему гостем к герцогу в Бибрих. Строительство вели местные мастера, все работы были ручными. В 1827 году охотничий замок был готов.

Всего за четыре года! В результате он оказался ещё прекраснее, чем знаменитый французский; по мнению многих искусствоведов и путешественников, в частности; такие похвалы и восторги о замке, названном Платто, высказал Гёте. Позднее наиболее азартным охотником оказался молодой герцог Адольф Нассауский;но пока мы говорим о его детстве. В 1827 году ему 10 лет, но он уже азартный охотник, обожавший замок Платто. Любопытны технические новинки, использованные при строительстве замка. О них писали местные газеты: из Англии были заказаны клозеты со смывом воды.

****

И другой штрих, не забавный; охотничий замок Платто утихомиривал мужские страсти целый век; хотя всё же только один век; во время Второй мировой войны в замке Платто находился Командный пункт «V-1» . Знаю, что 2 февраля 1945 года другие охотники; английские бомбардировщики уничтожили этот командный пункт и сам замок с его бесчисленными трофеями; – оленьими рогами. Однако стены выдержали, выстояли и ещё сегодня стоят как величественные руины. Сейчас у стен руинированного замка приятный летний ресторан, а сам замок реставрируется. Герцог Адольф был добр и весел. Хотя, пожалуй, нередко вёл себя безответственно, по-мальчишески.

Крестьяне были недовольны господской охотой, под которую уходила часть земли. Вокруг Висбадена повзрослевший Адольф с гостями-друзьями убил 300 оленей! Тогда в народе возникла легенда «о белой оленихе», которая, защищая детёнышей, обязательно отомстит охотникам. Жалобы действовали, Адольф понял их и ввёл налоги на потраву, которые оплатил. Позднее он совсем прекратил охоту. Когда старшие Адольф и Мориц подросли и окончили школьные частные учения; в январе 1837 года отец отправил их учиться в Вену. Они посещали частные и отдельные университетские занятия.

****

Там молодые принцы-герцоги Нассау познакомились и подружились с русским наследником трона; Александром Николаевичем будущим Александром II. Любопытно, что в русских источниках нет ни слова о том; как весёлая молодая компания наследников тронов; в течение двух месяцев прожигала жизнь в весенней ночной Вене. Не привыкшие к этому образу жизни немецкие принцы очень уставали. Но дружба была взаимной и казалась нерушимой. Ранней весной 1837 года в Бибрихе состоялась свадьба сестры Терезии; но наблюдатели за старшими князьями в Вене поначалу домой на свадьбу их не отпустили. Потом смилостивились. Через год весной 1838 года герцог Вильгельм посетил сыновей в Вене с особенной неожиданной вестью; что скоро им предстоит ехать в Англию ко двору, ради знакомства. О задней цели этой поездки отец сыновьям не сообщил.

А он заключался в том, что велись дипломатические переговоры; о замужестве английской королевы Виктории с нассауским наследным принцем Адольфом. Летом 1838 года отец с сыновьями был приглашён в Англию на коронацию королевы. Вопрос о нассауском замужестве был снят ещё до поездки, претендент был найден. Адольф был доволен, что лукавые слухи прекратились.

В мае 1839 года занятия Адольфа и Морица в Вене закончились. В честь окончания они дали в Вене роскошный бал, после чего вернулись домой. Лето проводили в Бибрихе. Принимали гостей. Внезапно в августе у отца случился апоплексический удар. Лечение не помогло. Герцогу Вильгельму было 47 лет. Адольфу 22 года. 22-летний наследный принц в 1839 году стал владетельным герцогом Висбадена и земли Гессен1. Молодой герцог оказался в таком же затруднительном положении, как 15 лет назад его осиротевший отец.

****

Конечно, у него были помощники, министры, дипломаты; но он нередко предпочитал советоваться в делах со своей мачехой Паулиной, умной и решительной; недаром её родной сестрой была быстро обрусевшая великая княгиня Елена Павловна, бывшая немецкая принцесса Шарлотта. Герцога Адольфа весьма интересовали русские родственники. Уже в июне 1840г. он принимал в замке Бибрих царя Николая I и царицу Александру. Она приходилась ему тёткой, была сестрой его умершей матери Луизы. Царице нужно было завершить курс лечения в Бад Эмсе; где в июле её посетил молодой герцог Адольф, любезно предоставивший ей карету, лошадей и конюшего. Русский император Николай I отзывался о Елене Павловне как об умнейшей даме России. Такое отношение к женщине смущало придворных в Висбадене, они пытались осторожно оспорить его как необдуманное.

Но герцог Адольф желал познакомиться с русской великой княгиней Еленой; и продолжал дружбу с мачехой герцогиней Паулиной. В 1843 году он построил для неё дворец над курхаузом, выше новой улицы Зонненбергерштрассе. Дворец назвали Верхним или Паулиненшлёсхен, Маленьким дворцом Паулины. Адольф по-братски полюбил всех детей Паулины, всю жизнь они были для него самыми родными людьми. Особенно близок ему был младший брат Николаус.

****

Говоря о висбаденском дворце и балконе, мы вспомним имя принца Николауса; который вместе с матерью остановил наэлектризованную толпу на площади. (Позднее Николауса стали называть Николасом, затем вообще по-русски Николаем или даже Николенькой. Когда появился герцог Адольф, он подписал всё обещанное Паулиной; что явилось причиной недовольства придворных министров, привыкших к молчанию женщин любого статуса; но повысило авторитет герцога и любовь горожан к Паулине.

Уже в сентябре 1848 года герцог Адольф принимал в Бибрихском дворце австрийского дипломата князя Меттерниха; величайшего мастера интриг, склонявшего неопытного герцога к своему влиянию. Недалеко от Бибриха на Рейне князь Меттерних получил в дар за дипломатические победы имение Йоханнисберг; существующее до сих пор. Но в последние десятилетия уже без Меттернихов, хотя последний Меттерних был замечательным и значительным человеком, антифашистом. Мне не забыть восторженных слов и чувств моих экскурсантов; когда лет 10–15 назад удавалось показывать новым русским иммигрантам этот замечательный дворец; или имение, стоящее высоко над Рейном, над бескрайними виноградниками.

****

В чудесном магазинчике там продавались вина из винотеки русской княгини Татьяны Илларионовны Меттерних; и, конечно, мало кто воздерживался от того, чтобы не получить такой памятный сувенир; или не сфотографироваться под знаменитым балконом дворца, парящим над виноградным склоном и над Рейном. Князь Меттерних XIX века использовал соседство; легко склонив герцога к проавстрийскому влиянию; тем более что Вена была для герцога Адольфа городом юности. Через 20 лет приверженность к Австрии окажется роковой для его судьбы. В начале 1840 года, вступая на трон, полный добрых намерений Адольф произнёс речь в висбаденском дворце, который позднее достроит. Главный тезис речи гласил: «Мы будем стоять на правде и праве».

Теперь им руководило чувство ответственности за своё малое государство, которое развивалось открыто и честно. Молодой герцог Адольф много строил и достраивал; концертный зал во дворце, герцогский манеж и конюшни; «Верхний дворец» Паулины для мачехи и троих братьев-сестёр. Он завершил в 1841 году начатое отцом строительство дворца, спроектированного и построенного знаменитым Георгом Моллером. В 1842 году он заказал драгоценное внутреннее убранство; интерьер дворца, который удивляет посетителей до сих пор. Дворец и сегодня не хуже знаменитых российских. Сейчас там проходят заседания Ландтага, правительства Земли Гессен; но зал заседаний перестроен из былых герцогских конюшен в послевоенное время.

****

Сам дворец музеефицирован, теперь более открыт. Адольф обожал лошадей. Всю свою долгую жизнь он любил править каретой вместо кучера. Знал Висбаден как свои пять пальцев. Был знаток всех закоулков города и вокруг него. Главным дворцом для него стал охотничий замок Платто; (в немецком написании встречаю два варианта: Platto und Platte). Но особым пристрастием герцога Адольфа были редкие растения и цветы. Он разводил их; был знатоком ботаники и «ботаником» в том насмешливом смысле, в котором слово бытует сегодня в России. Только жители его Земли над ним не смеялись. Они сами увлеклись цветами и садами, культивировали их, что весьма заметно и сегодня.

Мне кажется, что вся Земля Гессен, Висбаден и Оденвальд, большое зелёное пространство вокруг двух городов; – Висбадена и Дармштадта – это уникальный ботанический сад. В городском висбаденском парке герцог Адольф несколько раз устраивал большие цветочные выставки. Герцогиня Паулина во всём поддерживала молодого герцога. Все дети, родные и сводные, были её детьми, все были её отрадой и счастьем. Она жила детьми, их интересами и заботами. Особенно легко и свободно она общалась с детьми; воспитывая в них добрые начала во времена вдовства.

В то же время был у неё ещё один пункт любви и заботы; – сестра Шарлотта, в России Елена Павловна. Их переписка была постоянной. В июне 1842 года Адольф устроил блестящую свадьбу для своей младшей сестры Марии; которая выходила замуж за князя Германа цу Вид. Герцог был идеалистом, наивным и добрым. Немецкие краеведы, изучающие Висбаден, пишут; что бродя в одиночестве ночами по городу, он выдавал письменные разрешения уличным бродягам, особенно музыкантам и шарманщикам, если они пристойно играли, и не прочь был им подпеть. Приближённые высокие чиновники были недовольны аполитичным женским влиянием на герцога его мачехи Паулины. Но они не знали, как в действительности глубоко и серьёзно это влияние.

источник: https://ru.wikipedia.org/

авт. Светлана Арро “Русские тайны немецкого Висбадена”