Голод в Париже на Рождество 1870 года. На Рождество 1870 года в Париже было очень холодно и голодно. Во время франко-прусской войны прусская армия окружила город со всех сторон. 25 декабря шел  99-й день осады. Но в тот вечер избранных жителей ждало особеное рождественское меню элегантного Café Voisin. Меню состояло: консоме из слона,  блюдо из жареного верблюда; либо рагу из кенгуру, или медвежья отбивная в перечном соусе, а также террин из трюфелей и антилоп.

Оборона: В Париже были возведены баррикады из булыжника, например, на набережной Пеллетье и на Пон-д'Арколе. Этот снимок был сделан французским фотографом Огюстом Бруно Бракеха (1823-1875), одним из пионеров французской фотографии. 
Фото: Архив Халтона / Getty Images
Оборона: В Париже были возведены баррикады из булыжника, например, на набережной Пеллетье и на Пон-д’Арколе. 
Этот снимок был сделан французским фотографом Огюстом Бруно Бракеха (1823-1875), одним из пионеров французской фотографии.
 Фото: Архив Халтона / Getty Images
Под огнем:  войска наследного принца Саксонии и наследного принца Пруссии полностью окружили Париж. Блокада началась 19 сентября 1870 года и закончилась 28 января 1871 года. В последние несколько недель с начала января город находился под сильным огнем; 
Прусская армия выпустила около 12 тысяч снарядов. 
На фото из архива префектуры полиции видны руины на улице Рю де ла Рокетт. (Голод в Париже)
Под огнем: войска наследного принца Саксонии и наследного принца Пруссии полностью окружили Париж. Блокада началась 19 сентября 1870 года и закончилась 28 января 1871 года. В последние несколько недель с начала января город находился под сильным огнем; 
Прусская армия выпустила около 12 тысяч снарядов. 
На фото из архива префектуры полиции видны руины на улице Рю де ла Рокетт. (Голод в Париже)
С этой артиллерийской позиции прусская батарея нацелила свои орудия во время осады Парижа (фото от 1 октября 1870 г.). 
Фото: Архив Халтона / Getty Images
С этой артиллерийской позиции прусская батарея нацелила свои орудия во время осады Парижа (фото от 1 октября 1870 г.).
 Фото: Архив Халтона / Getty Images
Групповой снимок прусских осаждающих на востоке Парижа: немецкая армия со всех сторон наступала на французскую столицу. Число убитых и раненых во время франко-германской войны оценивается военными с обеих сторон в 24 тысячи, плюс десятки тысяч жертв среди гражданского населения. 
Фото: imago images / Photo12
Групповой снимок прусских осаждающих на востоке Парижа: немецкая армия со всех сторон наступала на французскую столицу. Число убитых и раненых во время франко-германской войны оценивается военными с обеих сторон в 24 тысячи, плюс десятки тысяч жертв среди гражданского населения. Фото: imago images / Photo12

***

Шеф-повар также предлогал на второе блюдо «котов в окружении крыс». Но мясо кошек и крыс продавалось каждый день и состоятельных горожан оно совсем не привлекало. Богатые люди эти блюда не покупали.  Большинство гостей делали выбор из широкого спектра экзотических блюд. В случае необходимости забивали и животных зоопарка.   В конце декабря забили двух  популярных слонов Франции, Кастора и Поллукса.

Трагический конец Кастора и Поллукса
Трагический конец Кастора и Поллукса: когда прусская армия окружала Париж на несколько месяцев с сентября 1870 года, запасы вскоре закончились. 
Животные зоопарка также были зарезаны в декабре – и даже популярные слоны Кастор и Поллукс были застрелены в конце года, что до сих пор привлекало внимание публики. 
Мясо слона не считалось особенно вкусным, но суп из хобота также был полезен в случае необходимости.

***

Когда подавляющее большинство парижан голодали, богатым предлагали необычайные мясные блюда из животных зоопарка. Во время прогулки писатель Эдмон де Гонкур заметил необычную экспозицию на витрине ювелирного магазина. Там выставили свежие яйца, завернутые в вату и упакованные в шкатулки для драгоценностей. Тот факт, что яйца продавались как сокровище, многое говорило о ситуации в голодающем городе. Гонкур отмечал в своем знаменитом дневнике за две недели до Рождества: «Говорят только о еде. Обсуждают, что можно есть всё, что двигается, ползает, летает, скачет, бегает. Съедобно всё».

На этой картине   изображен мясник Нарцисс Шайю (1835-1916), который в 1870 году продавал крыс в Париже за два франка.
На этой картине изображен мясник Нарцисс Шайю (1835-1916), который в 1870 году продавал крыс в Париже за два франка.

Хотя власти и приняли меры предосторожности в сентябре, но их совсем было не достаточно. Когда войска Пруссии вторглись в страну, власти построили продовольственные склады на Гар-дю-Нор, северном вокзале Парижа. Там находились огромные новые рыночные залы. Они были заполненны провизией и скотом, который ввозили в город.  Тысячи свиней, овец и крупного рогатого скота паслись в Булонском лесу, Люксембургском саду и других парках города.

Гнев граждан

Однако людей было гораздо больше, чем обычно. Жители окрестных деревень потянулись в город. Они тащили телеги со стариками, детьми и спешно собранными вещами в столицу. Люди хотели попасть в город до 19 сентября пока не закрылось осадное кольцо.  Тогдашний премьер-министр Пруссии Отто фон Бисмарк , вскоре ставший первым канцлером Германии , сказал, что восьми дней без кофе с молоком будет достаточно, чтобы сломить сопротивление парижан.

Поначалу проблемы с поставками продуктов не были самой острой. Париж был отрезан от всякого общения с внешним миром. Задача заключалась в том, чтобы организовать сопротивление захватчикам.  

Власти пытались найти выход. Если бы это был роман Жюля Верна: воздушные шары позволяли людям парить над разгневанными пруссаками . А почтовые голуби несли бы тысячи депеш.   

Конечно, это не помогло бы с восполнением запасов еды. Художник Эдуард Мане писал жене Сюзанне «У нас больше нет кофе с молоком». В конце сентября 1870 года уже пошли волнения в народе. Разгневанные граждане обвиняли мясников в том, что они обогащаются.  Гонкур в гневе наблюдал, как разваливаются магазины. Один магазин продал  по завышенной цене протухшую  сельдь солдату, защищавшему город. Солдаты сожгли и разрушили этот магазин. Несколько дней спустя Гонкур писал:  «Конина незаметно проникает в парижский рацион. Вчера мне принесли ростбиф в Питерс. Мой взгляд подозрительно заметил черно-красный цвет. Он  очень сильно отличается от розово-красного цвета говядины. Официант не уверенно пояснил, что это не лошадь а говядина.”

Рагу из крыс и полоски мяса со спины кошки

По крайней мере, Гонкур был привиредлив, другие дали бы много за этот кусок конины. Общественная жизнь во многом зашла в тупик. Те, кто остались без работы, больше не могли покупать что-нибудь поесть. Правительство теперь выдавало продовольственные карточки. В длинных очередях перед скотобойнями в ожидании чего то съестного сидели усталые женщины, дети и старики. Они находились на морозе всю ночь до рассвета. Некоторым, когда подходила их очередь  уже  ничего не доставалось. Тогда люди обезумевшие от голода и холода врывались на скотобойню и тащили всё, что  могли найти. Не редко работники скотобойни прятали для себя припасы. Тащили шкуры, кишки, кровь, лапы собак, кошек. Цены быстро росли. Утка, например, до войны стоила от шести до семи франков, а теперь она стоила 50-100 франков. Даже мясо мула и осла хорошо продавалось тем, кто мог себе это позволить.

Экипажи были редкостью. Бойни для собак, кошек и даже крыс стали частью городского пейзажа. Но Париж не был бы Парижем, если бы он не привел к изысканным блюдам.  Некоторые смельчаки проникли «в ранее неизвестные области кулинарного искусства» на благо широкой публики. Они организовали «открытое меню» из десяти блюд, включая смелые композиции, такие как шашлык из собачьей печени «à la maître d’hôtel», нарезанное мясо со спины кошки или рагу из крысы с «соусом Роберт».

Повара рассказывали о  кошках, что они очень вкусные. Они предлагали их готовить с фисташками, оливками, солеными огурцами и душистым перцем. Элегантные парижанки превращали свои гримерки в курятники. Но ничего это не спасало людей от голодной смерти. Первые люди умерли от голода уже в середине ноября. Другие умерали от оспы, пневмонии или бронхита – холод также забирал свои жертвы.

Весь Париж в тюрьме

По всему городу замерзшие французы вырубали деревья, сжигали мебель либо музыкальные инструменты. Вскоре почти не осталось никакого материала, чтобы можно было приготовить, то что осталось от еды.  Были почтовые голуби, на которых повлияли ранняя темнота и холод.  Пруссаки специально заказали соколов для истребления голубей. В течение нескольких недель парижане жили в мучительной неуверенности. Они   не знали  приближается ли спасение, стоит ли упорствовать, или лучше сразу покориться неизбежному. Гонкур смиренно писал:

«Нет ничего более смущающего, чем такое положение вещей, когда неизвестно, находятся ли провинциальные армии в Корбейле или в Борд. Нет ничего более жестокого, чем жить в этой тьме, в эту ночь, в этом незнании трагедии, которая угрожает нам. Действительно кажется, что господин фон Бисмарк запер весь Париж в камере пенитенциарного учреждения ».

***

 «Это мрачно до такой степени, что невозможно себе представить», – писал Эдуард Мане своей жене. Он рисовал то, что  видел: женщины, согнутые  от холода, замерзающие дети и старики. В знаменитой карикатуре тех недель изображены тощие фигуры. Они прячутся одна за другой в сточной канаве. Это идет охота на крыс в сточных трубах.

Голод в Париже. В надежде на крыс: истощенные парижане заглядывают в канализацию Фото: Архив Халтона / Getty Images
Голод в Париже. В надежде на крыс: истощенные парижане заглядывают в канализацию Фото: Архив Халтона / Getty Images

Среди всего этого запустения в начале декабря неожиданно в меню ресторанов появилось мясо антилоп и буйволов. Должно быть, стало трудно кормить животных. Это мясо не пошло умирающим от голода горожанам.   Мясо отправили  исключительно двум мясникам на элегантном бульваре Осман. Там мясо за хорошие деньги было продано состоятельным парижанам.

Мясная лавка на бульваре Осман: в декабре 1870 года здесь продавали зарезанных животных из зоопарка. Фото: imago images / Photo12 (Голод в Париже)
Мясная лавка на бульваре Осман: в декабре 1870 года здесь продавали зарезанных животных из зоопарка. Фото: imago images / Photo12 (Голод в Париже)

«Мы все худые, как спички»

Писатель Виктор Гюго любил подчеркивать , что ему было холодно, он голодал и страдал так же , как остальная часть населения. Однако он был одним из немногих счастливчиков, на тарелки которого находилось мясо зебр, антилоп, яков.  Он также отведал и мясо известных слонов Кастора и Поллукса.

Как всегда, когда было что посмотреть, Эдмон де Гонкур был там. На сей раз он осматривал  сундук на рынке одного из мясников. В сундуке находилось мясо слона Поллукса.  Сундук весел на самом почетном месте. Он наблюдал, как подмастерье продавал верблюжьи почки между «всевозможными эксцентричными рогами». Мясник в это время   продавал мясо слона: «40 франков за фунт мяса и хобот … вы считаете,  это дорого?»

Парижанам пришлось терпеть голод, холод и последнюю бомбардировку в течение четырех недель, пока 28 января 1871 года не было подписано перемирие. «Все кончено, – написал Мане. «Больше не было средств удерживать город. Мы все тонкие, как спички ». Но некоторые были худее других, а многие даже не дожили до унизительного поражения.

В то же утро, когда босс Café Voisin готовил свое экзотическое меню, Гонкур услышал, как солдат спросил: «Рождественская вечеринка? Пятеро солдат замерзли в нашей палатке ».

источник: https://www.spiegel.de/