ИГИЛ* активизировалось в чёрной Африке к югу от Сахары,  эта активность может стать более опасной, чем когда-либо. Раньше Усама бен Ладен сделал себе авторитет в Африке к югу от Сахары. В Судане он задумал свою Шуру Исламской армии. Он заложил там «основу для настоящей глобальной террористической сети», известной как Аль-Каида. Отсюда шли и нападения Аль-Каиды на посольства США в Кении и Танзании. История может повториться,  Запад забывает ее уроки и игнорирует усиливающийся терроризм к югу от Сахары.  Последствия могут быть тяжелыми. Достаточно вспомнить 2019 год. Кенийский филиал Аль-Каиды замышлял захват самолета и совершить атаку в стиле 11 сентября. Атака была предотвращена.

Это напомнило тревожное время, когда в странах Африки к югу от Сахары  возродились исламистские группировоки. Тогда филиалы Исламского государства (ИГИЛ*) стремясь создать базы в шести африканских странах вытеснили миллионы людей. Они захватывали территории иногда  размером с Бельгию. При захвате территорий ИГИЛ* часто проводит массовые казни несогласных с их взглядами. Так в ноябре 2020 года группа боевиков совершила жестокое нападение на деревню Муатид в Мозамбике. Там они обезглавили более 50 человек.  Жители деревни, которые пытались бежать, были пойманы и доставлены на местное футбольное поле. Там им отрубили головы, а тела  разрубили на куски. Резня длилась три дня. В апреле 2020 года боевики ворвались в деревню  Кабо Дельгадо. Там они обезглавили 43 человека, семь человек расстреляли. В начале апреля   в той же провинции боевики обезглавили   девять человек. Тела изрубили на куски и сожгли.  

***

Новые горячие точки ИГИЛ* в Африке могут оказаться очень опасными. Там ИГИЛ* имеет стратегические   территории в приграничных зонах. Эта тактика позволяет им  совершать нападения и исчезать через границы. Это делает их фактически недоступными для самых бедных стран.  У этих стран не хватает ресурсов к вытеснению баз ИГИЛ*.  Принимая во внимание последствия бездействия, сеть ИГИЛ* с множеством безопасных гаваней,  может спокойно атаковать Запад. Поэтому присутствие ИГИЛ* в Африке должно являться главной мировой проблемой безопасности.

Боевики ИГИЛ в черной Африке.
Боевики ИГИЛ в черной Африке

Внимания заслуживают четыре горячие точки. Во-первых, это Западная Африка, которая переживает многочисленные внутренние волнения. Больше всего беспокоит то, что там правит группировка «Боко Харам». Ей подконтрольны территории   Нигерии, республики Чад и Камеруна.

С 2009 года «Боко Харам» убила 36 000 человек и заставила 2,5 миллиона мирных жителей покинуть свои дома. Группировка пытается создать халифат и свергнуть правительство Нигерии. Они хорошо координируют свою деятельность с «Аль-Каидой» в исламском Магрибе. В  2016 году группировка раскололась; одна фракция продолжила верность Исламскому государству в Западной Африке, а другая – фракции Абубакара Шекау.

В своё время «Боко Харам» занимала территорию  равной по размеру Бельгии. После раскола группировка потеряла и территорию.   Тем не менее присутствие группировки в нигерийском штате Борно выглядит влиятельным. Эта весь удобная позиция   на перекрестке четырех стран.

***

Такое позиционирование позволило «Боко Харам» скрыться в Чаде. В 2020г. они совершии, пожалуй, самый смертоносный теракт в истории страны, убили девяносто два человека. Они проникли  в Нигер, где убили двадцать восемь человек и разрушили 800 домов. В Камеруне   в результате одного нападения боевики убили семнадцать человек.

Нигерия не в состоянии сдержать группироку «Боко Харам». Под вопросом так же остается сможет ли вообще какая-либо из вышеупомянутых стран это сделать? Эти страны имеют   военную и экономическую неполноценность.  Нигерия занимает 42-е место из 138 опрошенных стран, остальные страны – не выше 87-го. Им также не хватает финансовых ресурсов,  они входят в число самых бедных в мире. Из 190 обследованных географических объектов Нигерия и Камерун заняли 141-е и 145-е места, а Чад и Нигер – ниже 174-го места по ВВП на душу населения.   Чад, идущая в военном положении  после Нигерии, преодолела рецессию и вынуждена полагаться на Францию.    Республика Чад не должна быть уязвимой. В случае захвата южных нефтяных месторождений, ИГИЛ*  создадут для себя  «спасательный круг» и источник дохода.

Другой крупный мятеж в Западной Африке охватывает Мали, Буркина-Фасо и Нигер. Там Исламское государство в Большой Сахаре завоевало « неуправляемое пространство », где находятся три « несостоятельных » государства. Учитывая, что Мали и Буркина-Фасо занимают не выше 165-го места по ВВП на душу населения и 96-го места по военной мощи; они, вероятно, не преуспеют в предотвращении еще одного   убежища ИГИЛ*.

***

Следующая крупная горячая точка ИГИЛ* находится в Восточной Африке, на северной границе Мозамбика с Танзанией. Там с 2017 года филиалы ИГИЛ* убили 2 тысячи человек. Покинули своё жильё около 430 тысяч мирных жителей. В Мозамбике Исламское государство  захватило четыре туристических острова. Захватили порт  Мосимбоа-да-Прайя в провинции Кабу-Дельгаду, который расположен по обе стороны Танзании. Там находятся огромные ресурсы – запасы природного газа и рубина на сумму около 50 миллиардов долларов. ИГИЛ* также использует эту позицию для проникновения в Танзанию. Отсюда они организовали октябрьское вторжение, когда 300 боевиков убили 20 человек, затем отступили в Мозамбик.

Экономика и вооруженные силы Мозамбика и Танзании уступают экономике Нигерии. Это позволяет предположить, что  две страны смогут с большим трудом подавить это третье бандитское  убежище.

Заслуживают упоминания  и Союзные демократические силы (АДС) – группа связана с ИГИЛ*. Ее опорный пункт в горах, охватывающих Конго и  Уганду, от Рувензори до Итури. В Конго АДС нелегально добывают большую часть золота, что может быть хорошим финансированием ИГИЛ*. АДС может стать еще одним активом в портфеле ИГИЛ*. Они могут предоставлять   доступ к приграничной зоне и к бесценным золотым рудникам.  Встраиваясь в границы стран-неудачников, ИГИЛ* практически неприкосновенен. Поскольку ни одно правительство к югу от Сахары не способно сдержать свою экспансию в богатой ресурсами регионе. Запад, какова бы ни была его реакция, должен срочно отреагировать, прежде чем ИГИЛ* сможет умножить свои возможности и международный охват до беспрецедентной степени. Давайте не забывать уроки Судана.

Джордан Коуп – научный сотрудник проекта Islamist Watch на Ближнем Востоке. Он также считается экспертом по Ближнему Востоку. 

  • Запрещенная Верховным судом России террористическая организация.

источник : https://nationalinterest.org/