С момента создания Израиля до наших дней Сирия была одним, самым, непримиримым  врагом Израиля. С 1948 по 1967г. Сирия имела много возможностей выразить свою неприязнь и желание положить конец еврейскому государству. Армия Сирии постоянно обстреливала минометными снарядами с оккупированных Голанских высот  еврейские поселениям в Верхней Галилее. В течение 19 лет еврейские поселения на севере находились под постоянной угрозой сирийского оружия. Большую помощь  Израилю в  захвате Голан оказал Эли Коэн. Сегодня можно увидеть бывшие сирийские бункеры, сохранившиеся на Голанских высотах с 1967 года. Вот уже 32 года у Израиля есть тихая северная граница со стороны Голан. Сирийцы использовали северную границу Израиля с Ливаном, чтобы преследовать Израиль, как они это делали с Голанских высот. 

Эли Коэн (1924-1965)
Эли Коэн (1924-1965) Его казнили 18 мая. Казнь транслировали по государственным каналам Сирийского телевидения.

 Когда  Голаны захватили,  в конце Шестидневной войны, поселенцы на севере наконец смогли вздохнуть с облегчением.   Голаны важны не только из-за своего военного значения, они также обеспечивают 30% Израиля водой. Три основных притока верхнего течения реки Иордан – Дан, Банияс и Хацбани – берут свое начало на Голанах. Тающие зимние снега производят огромный сток воды. Это делает Голаны красиво зеленеющими в конце зимы и весной, орошает долины Хула и Иордан внизу. Его воды впадают в Галилейское море (Кинерет), а на юге в Мертвое море.

Кинерет обеспечивает Израиль большей частью потребности в воде. В 1960-х годах Израиль разработал национальную водную систему. Которая перенаправляла бы воду из Кинерета в трубопровод для орошения большей части страны, особенно засушливого юга Израиля.

***

Израиль пытался заручиться поддержкой своих арабских соседей для реализации этого плана, но арабы не соглашались. Даже усилия Соединенных Штатов оказались безрезультатными.  Арабы не захотели этого и решили «отклонить истоки реки Иордан, которая берет свое начало на территории, контролируемой арабами». Таким образом арабы надеялись лишить Израиль воды, в которых он нуждался для своего национального роста.

Сирия привезла инженеров-гидротехников и диверсионное оборудование для реализации схемы. Это совпало с продолжающимся прибытием палестинских террористов через сирийскую границу; а также с непрерывным потоком советской технической помощи в Сирию. «Планировщикам обороны Израиля срочно требовались надежные разведданные о масштабах проекта водозабора; – инженерные планы, схемы, карты и другие данные; – и самые свежие оценки советского влияния в сирийской столице; а также подробная информация о планах модернизации, оснащения и переподготовки сирийских войск». Эли Коэн был человеком для этой работы.

Эли Коэн родился в Александрии, Египет, 26 декабря 1928 года [1924]. «Его родители, сирийские евреи из процветающего города Алеппо, Они всегда прививали своему образованному сыну традиции еврейского народа, культуру сирийской еврейской общины».  В 1949 году его родители и трое братьев переехали в Израиль. Эли остался в Египте, чтобы координировать там еврейскую и сионистскую деятельность. 

 Можно вспомнить египетско-еврейских шпионов. Их поймали на шпионаже в пользу Израиля в 1953 году. Некоторых из них повесили, некоторых выпустили спустя 14 лет, после войны 1967 года. Хотя Эли не имел отношения к шпионской операции «Сюзанна», он был вовлечен в произраильскую деятельность. Его подвергли жестким допросам в разведывательных службах Египта.

***

После того, как провальная операция привела к краху шпионов операции «Сюзанна», Коэн уехал из Египта. Летом 1955 года он переехал в Израиль, чтобы пройти интенсивную шпионскую подготовку. Он даже тренировался на том же объекте, «который служил домом для тех обреченных». Коэн вернулся в Египет в 1956 году, он сразу же попал под подозрение. За ним начались постоянные слежки. В начале войны 1956 года, когда Израиль оккупировал Синай, Коэна задержали египетские власти. Его изгнали из Египта вместе с остальными александрийскими евреями в конце войны. Он прибыл в Израиль 8 февраля 1957 года.

29-летний Эли Коэн предложил свои услуги израильской разведке, но получил два выговора. Его даже не призвали на регулярную службу, а «поместили в резервное формирование ВВС Израиля в качестве клерка по логистике». Возможно, его не пустили в службу безопасности из-за оценки военной разведки несколько лет назад. Агентство пришло к выводу, что Коэн обладал высоким IQ, большой храбростью, феноменальной памятью и способностью хранить секреты; но тесты также показали, что «несмотря на его скромную внешность, у него преувеличенное чувство собственной важности, и большое внутреннее напряжение. Коэн, как показали результаты, «не всегда правильно оценивает опасность. Он склонен брать на себя риски, превышающие те, которые необходимы».

31 августа 1959 года  Коэн  женился на красивой иракской еврейке Нади Маджалд. Работал бухгалтером. Работа не всегда была стабильной. Вскоре ему пришлось больше полагаться на Надю.

Однако к 1960 году израильская разведка еще раз решила взглянуть на Эли Коэна. В конце концов, Эли родился в арабской стране, имел восточные черты лица; известен своей самоотверженностью и бесстрашием в стремлении к делу; знал арабский, английский и французский языки. Накаляется и обстановка на границе с Сирией.

***

В 1960 году израильская разведка обратилась к нему с просьбой снова работать на них. Сначала он отказался. Но через месяц он потерял работу бухгалтера в Тель-Авиве. Когда Разведка пришла во второй раз, он ухватился за нее. “Его подготовка была обширной и исчерпывающей. Его обучали высокоскоростным приемам уклонения от движения; владению оружием (особенно с широким спектром стрелкового оружия); топографии, чтению карт; саботажу и, что наиболее важно, радиопередачам и криптографии. Эти навыки сыграли важную роль в обеспечении безопасности и выживания некоего Камала Амина Таабета: новая личность Эли Коэна. Одной из самых сложных задач для Эли Коэна было выучить сложную и безошибочную фонетическую мелодию сирийского-арабского языка. До его обучения разведке его Египетский акцент был бесспорным. Его наставником был иракский еврей. Он долгое время обучал боевиков арабскому языку, традициям и мусульманским обычаям.

Из него создавали совершенно новую личность. Камаль Амин Таабет (в некоторых источниках его также называют Табас) родился в Бейруте, Ливан, в семье сирийских мусульман. Его отца звали Амин Табет, а мать – Саадия Ибрагим. Согласно его вымышленной биографии, в 1948 году семья переехала в Аргентину, где открыла успешный текстильный бизнес. Возвращение Камала Амина Таабета (Эли Коэн) в Сирию якобы стало бы осуществлением давней патриотической мечты.

В начале 1961 года Хаим Герцог , начальник военной разведки, а затем президент Израиля, подписал документ, разрешающий использование Коэна в качестве шпиона. Его отвезли в аэропорт, где его провожала жена Надя. От него она поняла, что он будет работать в Министерстве обороны, но не знала, где и в каком качестве. Ей сказали, что он будет в полной безопасности. Она верила в это до его поимки в 1965 году.

***

Эли Коэна вначале отправили в Буэнос-Айрес, Аргентина, чтобы установить прикрытие как сирийский эмигрант. Вскоре он утвердился в социальной и культурной жизни сирийской общины Буэнос-Айреса. Стал известен как богатый бизнесмен, щедрый, дававший хорошие чаевые и любивший ночную жизнь. Вскоре его приняли, полюбили и стали уважать. Он установил контакты с политиками, дипломатами и военными, работающими в сирийском посольстве. Одним из них был полковник Амин аль-Хафаз, сторонник светской левой партии Баас.

Контакты Коэна, подкрепленные чередой щедрых званых обедов, светских мероприятий и дружбы с высокопоставленными лицами, привели к приглашениям посетить Дамаск и основать там бизнес. Ему пообещали поддержку в любом его деле, которое он мог предпринять.

Девять месяцев спустя, в конце 1961 года, Эли вернулся в Израиль навестить свою жену Надю. Но большую часть времени он провел в Тель-Авиве, «совершенствуя свое прикрытие и получая информацию о требованиях Амана к нему в Сирии, а также о последних данных разведки, необходимых для его миссии». Излишне говорить, что его успех в эффективном проникновении в сирийские социальные и политические / дипломатические / военные слои уже значительно превзошел ожидания самого Амана .

Коэн прибыл в Дамаск в феврале 1962 года, представившись бизнесменом из Аргентины, вернувшимся на родину. В конце 1961 года Сирия расторгла союз с Египтом, продлившийся всего три года. Партия Баас поднималась к власти, и Эли Коэн хотел быть там. Он тщательно налаживал контакты с руководством Баас; включая сирийского военного атташе в Аргентине генерала Амина аль-Хафаза. Он продолжил общественную жизнь, проводя много времени в кафе, слушая политические сплетни.

***

 Коэн также проводил вечеринки у себя дома. Вечеринки превращались в оргии для высокопоставленных сирийских министров, бизнесменов и других людей, которые использовали квартиру Эли «для встреч с разными женщинами; включая секретарей министерства обороны; стюардесс авиакомпаний и сирийских певцов». На таких вечеринках эти высокопоставленные чиновники «свободно говорили о своей работе и армейских планах. Эли, изображавший опьянение, оставался трезвым и внимательно слушал». Сам Эли тоже был не выше острой части жизни шпиона. «Охотники за мужьями» из богатых и влиятельных жителей Дамаска стекались к красавцу Таабету. Они надеялись, что их миндалевидные глаза, византийская красота и оливковая кожа обеспечат их будущее богатством и властью. Он стал самым востребованным холостяком в сирийской столице. На самом деле он не возражал против репутации дамского угодника. У него было семнадцать любовниц в Сирии.

***

Эли Коэн (в центре) изображает из себя арабского торговца Камеля Амина Тхабета со своими друзьями из сирийской армии на Голанских высотах, возвышающихся над Израилем, середина 1960-х годов. Предоставлено: фото сирийских военнослужащих через Wikimedia Commons.
Эли Коэн (в центре) изображает из себя арабского торговца Камеля Амина Тхабета со своими друзьями из сирийской армии на Голанских высотах, возвышающихся над Израилем, середина 1960-х годов. 
Предоставлено: фото сирийских военнослужащих через Wikimedia Commons.

Со временем он еще больше завоевал доверие высших эшелонов власти. Коэн стал доверенным лицом Джорджа Саифа, высокопоставленного чиновника Министерства информации. “Полное доверие, которым пользовался Коэн среди своих ничего не подозревающих информаторов, иллюстрируется следующим инцидентом, который мог иметь серьезные последствия для израильских агентов.

Однажды Коэн сидел в офисе Саифа и читал секретный документ, пока сириец разговаривал по телефону. Один из руководителей министерства без предупреждения вошел в комнату.

«Как это вы посмели позволить незнакомцу читать секретный документ?» – сердито спросил он Саифа.

Саиф спокойно ответил: «Не о чем беспокоиться. Он верный друг».

Когда Баас пришел к власти в 1963 году, Эли прочно закрепился в сирийском высшем обществе. Каждые несколько дней он передавал важную информацию своим израильским кураторам. Передача шла через радиопередатчик, который он спрятал в своей комнате. 

Периодически Эли возвращался в Израиль для встречи со своими израильскими кураторами. Навещал  жену и маленьких детей. Всего с 1962 по 1965 год он возвращался в Израиль трижды.

***

Сирийский проект по отводу воды из истоков реки Иордан в сторону от Израиля уже упоминался во введении выше. Эли дружил с двумя высокопоставленными армейскими офицерами, полковниками Хатумом и Дали, которые были полностью осведомлены о схеме. В начале 1964 года Эли смог передать по радио в Тель-Авив, что канал прорывается по всей длине Сирийских высот, чтобы принять отклоненный поток реки Банияс – одного из основных источников Иордании – и впасть в иорданскую территорию». Он тщательно изложили все детали проекта и передал их израильской разведке. Благодаря этой информации израильские ВВС смогли свести на нет сирийские планы диверсии путем артобстрелов и бомбардировок бульдозеров и другого оборудования, использованного в этой схеме. в начале 1964 г.

Связи Эли позволили ему попасть на Голанские высоты – главный стратегический актив Сирии в 1948-67 годах. Сирийцы непрерывно преследовали северные поселения Израиля в 1948-67 годах. Оборона Голанских высот была совершенно секретной и закрытой. Сведения имели только высшие командные лица. Тем не менее, Камаль Амин Таабет (Эли Коэн) смог посетить все должности.

Руководителями служили старшие штабные офицеры, и Эли Коэн получил подробный разведывательный брифинг огромных масштабов». Они даже сфотографировали Эли на Голанских высотах, смотрящего на Израиль, вместе с самыми высокопоставленными сирийскими офицерами. Он передал израильской разведке «расположение каждого сирийского орудия; траншеи и пулеметных гнезд в каждом укреплении на Голанских высотах; танковые ловушки. Когда офицер сирийской армии объяснил Эли, какие укрепления построила сирийская армия, Эли предложил сирийцам посадить там деревья, чтобы обмануть израильтян и заставить их думать, что они не укреплены; а также чтобы обеспечить тень и красоту для солдат, находящихся там. Сирийский офицер с готовностью согласился – и Эли немедленно передал информацию Израилю. Судя по эвкалиптовым деревьям, Израиль точно знал, где находятся сирийские укрепления. 

***

Дружба Эли с Амином аль-Хафезом оказалась очень ценной. После того, как Хафез стал премьер-министром, Эли даже считали заместителем министра обороны Сирии.

Но в сирийском правительстве происходили изменения, которые встревожили Эли. Кроме того, командующий сирийской разведкой полковник Ахмед Суедани никому не доверял и не любил Эли. Коэн выразил опасение и желание прекратить свою командировку в Сирии во время своего последнего визита в Израиль в ноябре 1964 года. Тем не менее, израильская разведка просила его вернуться в Сирию еще раз. Информация, которую он давал им в течение многих лет, была слишком хороша, чтобы от нее отказаться.

Эли вернулся в Сирию, но его поведение изменилось. Он стал гораздо менее осторожен в своих передачах в Израиль; иногда звонил один или даже два раза в день – и почти всегда в одно и то же время, в 8:30 утра. Коробки передач тоже стали длиннее. Некоторые связывали это с чувством дерзости (несмотря на опасения, которые он выразил в ноябре 1964 года) из-за способностей и легкости, с которыми он перемещался в высших эшелонах сирийской власти. Другие приписывали беспечность почти суицидальной склонности – возможно, как предполагалось позже, он слишком долго пробыл в тайном мире, но знал, что не сможет из него выбраться. Из-за этого, возможно, он просто устал от всей этой шарады.

Сирийцы и их русские советники встревожились разведданными, которые просачивались из страны. Чрезвычайно бдительные российские эксперты по безопасности, оснащенные очень чувствительным техническим оборудованием для сбора разведданных, определили источник передачи в сирийской столице – и это был дом Эли. Однажды в январе 1965 года сирийская разведка ворвалась в его дом во время передачи. Главной фигурой во взломе был глава сирийской разведки полковник Ахмед Суедани – заклятый враг Эли.

***

Илая поймали на месте преступления, и он ничего не мог поделать. Его пытали, но он не выдал никакой компрометирующей информации об Израиле. Сирийцы позже отметили его благородное поведение и храбрость, несмотря на ужасающие сирийские методы допроса.

Казнь Коэна в Дамаске
Казнь Коэна в Дамаске

Затем он прошел показательное испытание, подобное тому, которое шпионы «Операции Сусанна» провели в Египте 12 лет назад. Как и они, его приговор был предопределен.

Мировые лидеры, богатые люди, правительство Израиля, Папа и другие вмешались от его имени. Но безрезультатно. Он был повешен 18 мая 1965 года. Коэн написал последнее письмо жене, прежде чем поднялся на эшафот к бурлящей толпе. Казнь транслировалась по сирийскому телевидению. После казни на его тело положили белый пергамент с антисионистскими буквами и оставили висеть на шесть часов.

Эли Коэн предоставил невероятное количество разведданных израильской армии за три года. В 1967 году израильтяне смогли завоевать Голанские высоты за два дня – отчасти благодаря предоставленным им разведданным. Как сказал начальник разведки Меир Амит, Эли «добился успеха, намного превосходящего возможности большинства других людей».

Что, пожалуй, самое удивительное в Эли Коэне, так это то, что он искренне нравился – даже любим – многими высокопоставленными сирийскими лидерами. Он внес свой вклад в сирийскую национальную оборону и повлиял на нее, и был осведомлен почти обо всех их секретах. Он действительно вписался в жизнь сирийской столицы, и его никогда не подозревали в шпионаже почти до самого конца.

Именно по этим причинам Эли Коэн известен как величайший шпион Израиля.

источник: https://www.jewishvirtuallibrary.org