Гитлер и его генералитет. Возникновение оппозиции в германской армии. Германская военщина была довольно однородна по своему классовому составу. Основные ее кадры всегда поставляло юнкерство. Монархический милитаризм, а впоследствии «демократический милитаризм», непосредственно опирался на юнкерские кадры. Военная каста цепко держалась за свои привилегии, пользуясь определенной «автономностью» в государственной жизни Германии. Говоря о месте и влиянии военной касты в Германии, Карл Либкнехт писал, что она стала «не только государством в государстве; но прямо государством над государством»

***

Поражение германского милитаризма в первой мировой войне привело к перегруппировке сил внутри военной касты. Прусская военщина временно оказалась не у дел. Часть оставшихся без дела прусских офицеров завербовала фашистская партия; другая часть нашла убежище в германском рейхсвере; (так называлась армия, которую разрешено было создать Германии по Версальскому договору); и пыталась превратить его в орган по руководству восстановлением германской военной мощи. Представителями этих двух групп германской военщины в годы после первой мировой войны были Людендорф и фон Сект. Людендорф еще в 1919 году сгруппировал вокруг себя наиболее авантюристические элементы германской военщины. Постепенно круг его единомышленников из бывших офицеров германской армии все более расширялся.

Гитлер и его генералы изучают карту войны 1940/1941 годов.
Гитлер и его генералы (Кейтель, фон Браухич и Гальдер) изучают военную карту 1940/1941 годов (Источник фото: Федеральные архивы Германии)

Идеалом Людендорфа было установление в Германии открытой военной диктатуры. Цель- мобилизации всех сил и средств германского государства для подготовки и проведения «тотальной» войны. Взгляды Людендорфа легли в основу гитлеровской стратегии «тотальной» и «молниеносной» войны. Другой характера имела группа представителей старого генералитета, примкнувшая к Секту. Ганс фон Сект родился в 1866 году. Во время первой мировой войны он был начальником штаба армии Маккензена. 7 июля 1919 г. Сект стал руководителем Всеобщего военного бюро при военном министерстве. Это бюро частично заменило генеральный штаб, официально прекративший свое существование согласно условиям Версальского мира. Всеобщее военное бюро стало центром по организации новых вооруженных сил Германии после ее поражения в войне 1914 -1918 годов.

***

О работе, которая проводилась в этом направлении, рассказывал в своей книге «Возрождение германской армии» бывший сотрудник генерального штаба Герхард Томэ; «Значительное количество оружия было спасено. Воздвигались двойные стены, устраивались подземные помещения; делались замаскированные входы, под склады оружия использовались вентиляционные шахты административных зданий; дома высшего и низшего офицерства, военнослужащих и испытанных штатских людей. Здания, бывшие собственностью армии, сдавались частным лицам и превращались в склады оружия. Была организована широко разветвленная разведка… Полковые адъютанты рейхсвера вели между собой шифрованную переписку о складах оружия. Сельское хозяйство и индустрия давали средства, которые правительство не хотело или не могло дать. Командование военных округов получало деньги для найма штатских лиц, которые составляли так называемый «черный рейхсвер».

В стенах бюро были воспитаны некоторые известные германские генералы. В их числе будущий начальник германского генерального штаба и один из руководителей заговора 20 июля 1944 г.  – Людвиг фон Бек. Руководил всей деятельностью бюро фон Сект. В 1920 году он стал первым главнокомандующим рейхсвера. Оставался на этом посту до 1926 года. Во время революционных событий 1923 года Сект мобилизовал рейхсвер для поддержки реакции. Он бросил войска против законных правительств Саксонии и Тюрингии, когда там к власти пришли социал-демократы и коммунисты. Однако он отказался поддержать фашистских мятежников, устроивших «пивной путч» в Мюнхене в ноябре 1923 года. В то время как Людендорф вместе с Гитлером возглавили этот мятеж, Сект встал на сторону социал- демократического правительства и способствовал подавлению мятежников.

один из руководителей заговора 20 июля 1944 г.  - Людвиг фон Бек. (Гитлер и генералитет)
один из руководителей заговора 20 июля 1944 г.  – Людвиг фон Бек (Гитлер и генералитет)

***

Он отказался провозгласить диктатуру рейхсвера и возглавить новое правительство. Литературное наследство Секта, отразившее его взгляды, невелико  – всего несколько небольших книг, в том числе:. «Будущее германской империи», «Германский рейхсвер», «Мысли солдата». В первой из этих работ изложены его стратегические и военно-политические взгляды. Сект не был политиком. Он не ставил своей целью дать картину политического устройства Европы, а оперировал чисто военными понятиями. Для него Франция  – левый фланг, Россия  – правый фланг, Запад  – фронт. Восток  – стратегический тыл. Основной вывод, который сделал Сект из опыта первой мировой войны, состоял в том, что нельзя воевать одновременно на левом и правом флангах, то есть на двух фронтах, необходимо обеспечить себе «спокойный тыл».

Для этого он призывал поддерживать дружеские отношения с Россией. Сект был горячим сторонником договора в Рапалло. Который заключили между Советской Россией и Германией в апреле 1922 года. В письме к рейхсканцлеру от 11 сентября 1922 г. Сект заявил, что Германия должна стремиться к «усилению России в экономическом и политическом отношениях»; так как Германия заинтересована в союзе с Россией. Сект выступил против «возведения стены между Германией и Россией»; ибо это, по его словам, могло лишь помочь «темным делам Антанты». Десять лет спустя, в июле 1932 года, Сект столь же ясно и категорически сформулировал свои взгляды на взаимоотношения между Советским Союзом и Германией. В статье, озаглавленной «Запад и Восток», он писал: «Западная ориентация для Германии, если она вообще осуществима, сомнительна с точки зрения интересов Германии и может быть губительной по своим последствиям… В периоды здорового и нормального развития Германия всегда являлась мостом в Россию.

***

После войны Россия и Германия дополняли друг друга; и в связи с позицией, занимаемой другими державами, зависели друг от друга… Совершенно различные формы государственной жизни внутри страны не должны иметь влияние на политические взаимоотношения». После отставки с поста главнокомандующего рейхсвером Сект примкнул к Немецкой народной партии. В 1930 -1932 годах был членом рейхстага от этой партии. В 1934 -1935 годах он служил военным советником гоминдановского правительства в Китае. После возвращения в Германию, в декабре 1936 года, он умер. Стратегические и военно-политические взгляды Секта разделяла большая часть рейхсверовских генералов. Все они занимали ответственные посты также и в гитлеровском генеральном штабе. До начала второй мировой войны их более или менее открыто выражали Тренер, Фалькенхайн, Ветцель, фон Метч, Кабиш, Фрейтаг-Лорингхофен и др. Однако группа фон Секта по мере усиления позиции фашистских элементов в правящем лагере Германии постепенно теряла свое влияние. Господствующими становились принципы «молниеносной истребительной войны» Людендорфа.

После прихода Гитлера к власти авантюристское офицерство, группировавшаяся вокруг Людендорфа, заняло ведущую позицию в армии. Внешнеполитическая концепция и военная доктрина этих кругов были основаны на планах завоевания европейского господства; причем главным этапом на этом пути должна была быть организация «крестового похода» против СССР. Не кто иной, как Людендорф, впервые сформулировал планы такого «крестового похода». В 1919 году он предложил организовать армию «крестоносцев» под командованием Фоша; причем для себя выговаривал пост генерал-квартирмейстера. Планы «крестового похода» против СССР были затем подробно развиты в «сочинениях» гитлеровских главарей; и в «исследованиях» фашистских мракобесов вроде Гаусгофера и Банзе. Внешнеполитическая доктрина германского фашизма была основана на союзе с Англией и Италией; с целью обеспечения «свободы рук» для германского милитаризма на Востоке для осуществления старых мечтаний германских империалистов -«Дранг нах Остен». Эта доктрину с восторгом встретила большая часть прусско-германского офицерства.

***

Однако многие рейхсверовские офицеры понимали ее авантюристичность; и видели, что попытка осуществить ее в конечном итоге приведет лишь к изоляции Германии; и к войне на два фронта  – на Востоке и на Западе. Некоторые представители рейхсверовского генералитета придерживались особых взглядов в вопросе о темпах подготовки агрессии; сроков ее развязывания, направления первого удара и методов ведения войны. Гитлер провел ряд мер, которые полностью подчиняли армию фашистскому руководству; и должны были пресечь возможность всяких оппозиционных выступлений со стороны генералов, возражавших против фашистской военной доктрины. Сект был отстранен от активной военной деятельности. Такая же участь постигла и Тренера; одного из первых генералов, понявших невозможность поддержки монархического режима в Германии после революции 1918 года и перешедших на сторону республиканского правительства.

До прихода Гитлера к власти Тренер занимал ряд министерских постов; в том числе посты министра путей сообщения, военного министра и министра внутренних дел. В своих трудах, особенно в книге «Завещание Шлиффена», Тренер, обобщая уроки первой мировой войны, пришел к выводам, полностью совпадавшим с выводами Секта. Такой человек не мог пользоваться доверием Гитлера. К этой же плеяде старых рейхсверовских генералов принадлежал Шлейхер. Во время войны 1914 -1918 годов он занимал пост «политического наблюдателя»; в задачу которого входило следить за моральным состоянием в тылу и в лагере союзников Германии. После войны он выполнял аналогичные функции в военном министерстве; осуществлял связь между рейхсвером и политическим руководством. Такая должность давала ему возможность следить за закулисной игрой политиков; держать в своих руках все нити политических интриг.

 Группенфюрер FG Курт фон Шлейхер. (Гитлер и генералитет)
Группенфюрер FG Курт фон Шлейхер. (Гитлер и генералитет)

***

Это делало Шлейхера особенно опасным для гитлеровской верхушки. 30 июня 1934 г., во время расправы гитлеровцев с оппозиционными штурмовиками; генерал фон Шлейхер вместе со своим адъютантом полковником фон Бредовом был убит. После отстранения «первой плеяды» старых кайзеровских генералов, группировавшихся вокруг Секта; Гитлер расправился также с учениками и поклонниками Секта, занимавшими руководящие посты в германском рейхсвере. К ним относились, в частности, военный министр Бломберг; главнокомандующий сухопутной армией Фрич; и начальник генерального штаба Бек. Они выражали опасения, что политика фашистской партии может привести к краху всей проделанной генералами работы по восстановлению могущества германской армии; и к потере последних шансов на завоевание Германией европейской и мировой гегемонии. Генерал Фрич был одним из самых близких сотрудников фон Секта.

В 1926 году Сект назначил его начальником первого отдела Всеобщего военного бюро. В 1934 году по настоянию Гинденбурга его назначили главнокомандующим сухопутной армией. Фрич критически относился к фашистским военным доктринам. О настроениях его в первые годы после прихода Гитлера к власти писал многолетний берлинский корреспондент американской радиовещательной компании «Колумбия Бродкастинг систем» Вильям Ширер в своих «Берлинских дневниках»; «Гитлер прибыл сегодня после полудня в Саарбрюккен и устроил смотр войскам СС,  – записал 1 марта 1935 г. Ширер в дневнике.  – До начала парада я стоял рядом с фон Фричем. Я был несколько удивлен тем, что он говорил. Он выпаливал одно за другим ядовитые замечания по адресу СС; партии; различных партийных лидеров по мере того, как они появлялись.

***

 Он был полон недовольства всеми ими. Когда показалась машина Гитлера, он пробурчал что-то; занял свое место на время смотра непосредственно за фюрером». Однако эти настроения Фрича не мешали ему принимать активное участие в разработке планов захвата Австрии и Чехословакии. Весьма характерным в этом отношении явилось выступление Фрича на совещании у Гитлера 5 ноября 1937 г.; на котором присутствовали кроме Фрича Бломберг, Редер, Геринг и Нейрат. Фрич выразил свое согласие с планами агрессии, которые изложил Гитлер. Он заявил, что готов приступить к их немедленному осуществлению. В записях этого совещания, составленных полковником Хоссбахом, указывается: «Генерал-полковник фон Фрич упомянул, что целью исследований, которые он наметил на эту зиму, является изучение возможности осуществления действий против Чехословакии, причем особое внимание будет уделено захвату чехословацкой системы укреплений. Генерал-полковник также заявил, что в связи с существующими обстоятельствами он откажется от поездки в отпуск за границу с 10 ноября».

полковник Фридрих Хоссбах (1894-1980) (Гитлер и генералитет)
полковник Фридрих Хоссбах (1894-1980) (Гитлер и генералитет)

В таком же духе высказался и Бломберг. Откровенные выступления Фрича и Бломберга говорят о том; что даже те генералы, которые придерживались иных взглядов, чем Гитлер, на общие вопросы стратегии германского фашизма в борьбе за мировое господство; отнюдь не были преисполнены «миролюбия» и неизменно были готовы поддержать агрессивные планы Гитлера; если только они сулили успех германской армии. Тем не менее установки определенной части генералитета, близко стоявшей к старому руководству рейхсвером, сплошь и рядом приходили в столкновение с открыто авантюристичными планами Гитлера. Поэтому накануне войны, в 1938 году, фашистский диктатор предпринял коренную реорганизацию руководства вооруженными силами. Первым был отстранен со своего поста военный министр Бломберг. Поводом к его увольнению послужила его женитьба на некоей фрейлейн Эрне Грун. Которая оказалась проституткой, зарегистрированной в 7 немецких городах. До поры до времени прошлое Грун совершенно не смущало гитлеровских главарей. Гитлер и Геринг даже присутствовали на венчании Бломберга с Эрной Грун.

***

Они вспомнили о «компрометирующей» женитьбе, когда нужно было найти повод для реорганизации армии в угодном для Гитлера направлении. В конце января 1938 года было созвано специальное совещание генералов у Гитлера. На котором фашистский фюрер объявил, что «скандальная» женитьба Бломберга не позволяет ему больше занимать «высокий пост» военного министра. Отстранение Фрича произошло после того, как гестапо сфабриковало против него дело по обвинению в гомосексуализме. Они воспользовались показаниями одного из арестованных гестаповцами офицеров. Геринг пригрозил этому офицеру смертной казнью, если он не повторит своих показаний во время очной ставки с Фричем перед Гитлером. Очная ставка состоялась. После нее было созвано новое совещание генералов, на котором Гитлер объявил об отстранении Фрича 12. На место Фрича был назначен Браухич. Отставка Бломберга и Фрича расчистила Гитлеру путь к далеко идущей реорганизации управления вооруженными силами.

4 февраля 1938 г. был опубликован закон о сосредоточении всего военного руководства в руках Гитлера. Военное министерство было упразднено и вместо него создано верховное командование вооруженных сил. Параграф первый этого закона гласил: «Командование всеми вооруженными силами осуществляет фюрер и канцлер германской империи непосредственно и лично. Ему непосредственно подчинено в качестве его военного штаба Верховное командование, которое выполняет функции военного министерства. Во главе Верховного командования стоит начальник, приравненный в ранге к министру и выполняющий по поручению фюрера и канцлера функции военного министра. Верховное командование вооруженными силами руководит в мирное время по указаниям фюрера оборонными работами во всех областях. Главнокомандующие сухопутной армией, военно-морским флотом и военно-воздушным флотом непосредственно подчинены фюреру».

***

Смысл закона 1938 года заключался в том, чтобы установить полный нацистский контроль над армией и подчинить ее гитлеровскому руководству. После реорганизации 1938 года была установлена следующая структура командования германских вооруженных сил. Во главе вооруженных сил стоял верховный главнокомандующий, которым являлся сам Гитлер. Затем следовало верховное командование вооруженных сил (Oberkommando der Wehrmacht  – ОКВ), начальником которого был назначен Кейтель. Наиболее важным его подразделением был руководящий штаб, во главе которого стоял йодль. Вооруженные силы подразделялись на сухопутные, морские и воздушные. Главнокомандующим военно-морским флотом остался Редер. В 1941 году после поражения под Москвой Браухич с поста главнокомандующего сухопутной армией был смещен. Этот пост занял сам Гитлер.

В 1943 году Редер был заменен Дени- цем. Главнокомандующим военно-воздушными силами был назначен Геринг. Верховное командование вооруженных сил, так же как и командование сухопутных; морских и воздушных сил; имело свой собственный штаб. Генеральным штабом назывался штаб сухопутных сил. Гитлеровская реформа армии вызвала широкое недовольство у старых кадровых военных. Она затронула вековую привилегию юнкерства  – неограниченное господство в армии, обеспечивавшее ему колоссальное влияние на всю государственную жизнь страны. Это господство основывалось на том, что представители юнкерства всегда занимали ведущие командные посты в армии. Теперь же командование захватил Гитлер, который начал заменять старых кадровых офицеров-дворян функционерами нацистской партии. Юнкерство восприняло гитлеровскую реформу как покушение на свои давние права поставлять командные кадры для армии.

***

Но помимо этого у определенной части старых военных деятелей реформа породила опасения еще и другого рода. Назначение Гитлера главнокомандующим означало, что его крайне авантюристские установки будут отныне определяющими для вооруженных сил; военного планирования; составления оперативных планов. Наибольшие опасения у кадрового офицерства вызвало при этом то, что авантюристская военная политика Гитлера может вовлечь Германию в войну на нескольких фронтах. Из представителей старой школы германской военщины, до поры до времени оставшихся на ответственных постах при новом руководстве, наиболее отчетливо эту опасность сознавали генералы Хаммерштейн и Бек. Генерал фон Хаммерштейн был одним из представителей «сектовского» направления среди германской военщины. Он был близким другом Шлейхера и Тренера. Хаммерштейн предупреждал против опасности, связанной с приходом фашистов к власти. Он пытался повлиять на Гинденбурга, желая предотвратить назначение Гитлера рейхсканцлером. Хаммерштейн понимал, что политика Гитлера может создать угрозу самому существованию Германии; втянув ее в безнадежную войну.

За свои враждебные фашизму взгляды Хаммерштейн был даже прозван «красным генералом». Он ушел со своего поста начальника руководящего штаба армии еще в 1934 году. Но продолжал занимать командные посты в армии. Разногласия генерала Бека с фашистским руководством проявились отнюдь не сразу после прихода Гитлера к власти. Более того, известно, что непосредственно перед захватом власти фашистами Бек встал на защиту двух офицеров; которых предполагалось уволить из рейхсвера за открытое проявление симпатии к Гитлеру. Нацисты оценили этот жест Бека. В первые годы после прихода фашистов к власти Бек занимал пост начальника генерального штаба армии. Английский историк Уилер-Беннет, характеризуя взгляды Бека, отметил, что «Бек первоначально был готов блокироваться с национал-социализмом; полагая, что нацисты помогут обеспечить Германии доминирующую роль среди остальных наций».

***

Однако в 1938 году, когда Гитлер готовился развязать войну, Бек считал, что Германия еще недостаточно подготовлена. Позиция Бека в этот период проливает свет на характер разногласий между Гитлером и частью офицерства. Еще в начале 1938 года Гитлер отдал распоряжение разработать «Зеленый план» (план нападения на Чехословакию). 28 мая 1938 г. начальник ОКБ Кейтель получил письменную директиву от Гитлера, которая начиналась словами: «Моим твердым решением является в ближайшее время разбить Чехословакию путем военной акции». 30 мая эта директива была передана генералитету во время секретного совещания в Ютербогской артиллерийской школе. К первому октября 1938 года было приказано разработать план военного вторжения в Чехословакию. Решение Гитлера развязать агрессию уже в 1938 году побудило Бека выступить со специальными меморандумами, в которых он доказывал, что с войной следует повременить. Сохранились три меморандума Бека, относящиеся к этому периоду.

Помимо меморандумов сохранился также набросок выступления Бека. Которое состоялось 16 июля 1938 г. на совещании генералов у главнокомандующего сухопутной армией Браухича. Как явствует из наброска, Бек обвинил Гитлера и его окружение в авантюризме. Он заявил, что генералы обязаны единодушно выступить против плана нападения на Чехословакию; «Здесь поставлено на карту, -говорится в наброске выступления Бека, -само существование нации. История возложит на руководителей вермахта тяжелую вину; если они не будут действовать в соответствии со своими государственно-политическими и профессиональными убеждениями и со своей совестью. Их солдатское повиновение имеет свои границы там, где их убеждения, совесть и ответственность запрещают исполнение приказа. Если в таком положении их советы и предупреждения не найдут отклика, то они обязаны перед народом и перед историей отказаться от своих постов.

***

Если они будут действовать сплоченно, то проведение военной операции станет невозможно. Таким образом они спасут родину от наихудшего  – от гибели». Выступая против осуществления гитлеровского плана нападения на Чехословакию в 1938 году; Бек следующим образом объяснил свою позицию: «Если смотреть на положение открытыми глазами; если не дать обмануть самих себя неверными данными, если не поддаться идеологическому дурману; то нельзя не прийти к выводу, что мы в настоящее время ни в военно-политическом отношении (командование войсками, их обучение и вооружение), ни в отношении военной экономики и политических настроений не подготовлены к войне» .

В меморандуме, помеченном той же датой  – 16 июля 1938 г. Бек подробно обосновал необходимость отказаться от плана нападения на Чехословакию. Он заявил, что выступление против Чехословакии «немедленно приведет к военному вмешательству Франции; а следовательно, и Англии». «Мы стоим, таким образом, перед фактом, – продолжал Бек, -что военное нападение Германии на Чехословакию автоматически приведет к мировой войне. То, что такая война… закончится не только военным поражением, но и общей катастрофой для Германии, не нуждается, по-моему, в каком-либо обосновании». Бек сделал вывод: «На основе всего вышеизложенного считаю себя обязанным высказать; настоятельную просьбу побудить Верховного главнокомандующего вооруженными силами приостановить военные приготовления; и отсрочить насильственное решение чешского вопроса до тех пор, пока военные предпосылки для этого коренным образом изменятся. Я считаю, что в настоящее время ситуация для нас безнадежна» .

***

29 июля Бек счел необходимым еще раз заявить; что опасность катастрофы в случае развязывания войны в 1938 году настолько велика для Германии, что немецкому командованию следует либо отговорить Гитлера от его намерений; либо самому вмешаться во внутриполитиче- ские дела страны. Западногерманский историк Ротфельс не без оснований указывает в этой связи, что заявление Бека от 29 июля является «первым зерном будущих генеральских планов государственного переворота». Из приведенных отрывков выступлений Бека явствует, что его действиями руководил один главный мотив- убежденность; что Германия не подготовлена к войне. Именно поэтому он предлагал генералам в крайнем случае даже отказаться от своих постов, чтобы не нести ответственности за неминуемое поражение Германии.

Ознакомившись с выступлением Бека, Гитлер 10 августа созвал генералов. Но никто из них даже не упомянул об отставке. Главнокомандующий армией Браухич, ранее выражавший согласие с мнением Бека, категорически отказался заявить об уходе со своего поста. «Браухич махнул рукой,  – записал в своем дневнике фон Хассель, и сказал: «Я солдат и обязан повиноваться». В отставку подал лишь один Бек, поскольку ничего иного ему не оставалось. На его место был назначен генерал Гальдер. Вокруг Бека стали собираться те оппозиционно настроенные офицеры, которые понимали крайнюю авантюристичность военной политики Гитлера. Они боялись, что фашисты развяжут войну в безнадежной для германского милитаризма обстановке.

Среди этих офицеров зародился план насильственным путем побудить Гитлера отказаться от своих намерений, вернее, отсрочить их осуществление «до лучших времен». Достижение своих целей группа Бека связывала с организацией молниеносного «дворцового переворота» в Берлине. Разработать план переворота взялся Ганс Остер, ближайший помощник начальника фашистской военной разведки «Абвер» адмирала Канариса. Под его руководством в фашистском «Абвере» был составлен подробный план операции. Он предусматривал в качестве первого шага арест Гитлера. Группа молодых офицеров должна была проникнуть в резиденцию Гитлера в Берлине, так называемую имперскую канцелярию; произвести как можно более незаметно арест Гитлера и сразу же на машине вывезти его из Берлина.

***

В дальнейшем Гитлер должен был быть объявлен сумасшедшим. На его место первоначально предполагалось назначить Геринга. Позже группа заговорщиков решила предложить пост рейхсканцлера тогдашнему министру иностранных дел Нейрату. После ареста Гитлера заговорщики намеревались овладеть основными правительственными центрами и узлами связи. В осуществлении этой операции должны были участвовать генерал фон Витцлебен  – командующий третьим военным округом (Берлин  – Бранденбург); граф Эрих фон Брокдорф-Алефельд  – командующий Потсдамским гарнизоно; полицей-президент Берлина граф Хельдорф и его помощник граф Фриц фон дер Шуленбург; командующий расквартированной в Тюрингии танковой дивизией генерал Эрих Гепнер. Подготовка переворота в Германии сопровождалась политическим зондажем в Лондоне.

Цель его заключалась в том, чтобы заручиться поддержкой английского правительства. Группа заговорщиков решила выдать английскому правительству гитлеровские планы оккупации Чехословакии. Она надеялась, что это побудит Англию открыто выступить против Гитлера. Это могло облегчить организацию переворота в Берлине. Ведущую роль в переговорах членов оппозиции играли Эвальд фон Клейст-Шменцин; и советник германского посольства в Англии Тео Кордт. По поручению группы Бека Клейст-Шменцин прибыл в Лондон 18 августа 1938 г. И имел подробную беседу с Ванситтартом и Черчиллем. Он сообщил английским государственным деятелям, что Гитлер твердо решил развязать войну и отдал приказ о вторжении в Чехословакию после 27 сентября. Заявление эмиссара группы Бека было доведено до сведения премьер-министра Англии Невиля Чемберлена.

Несколько позже Бек и его группа отправили секрет* ное письмо советнику германского посольства в Лондо- не Кордту для передачи его английскому правительству. В ночь на 7 сентября Кордт был принят министром ино- странных дел лордом Галифаксом. В беседе с Галифаксом Кордт изложил содержание письма. Берлинские политики и генералы писали, что в случае, если Англия заявит о своей готовности поддержать Чехословакию, войну можно предотвратить. Если Гитлер все же начнет военные действия, как говорилось в послании, оппозиция выступит против него.

***

Однако лондонские правящие круги к тому времени твердо решили идти по пути поощрения фашистской агрессии. Они надеялись на то, что она будет направлена только на Восток. Они отказались заявить о своей поддержке Чехословакии. Таким образом, не оправдался один из основных расчетов группы заговорщиков; расчет на то, что Англия, а вместе с ней Франция и США дадут отпор Гитлеру; и поставят правящие круги Германии перед выбором: отказаться от гитлеровской политики либо ввергнуть Германию в мировую войну.

По замыслам заговорщиков, именно такая дилемма должна была послужить сигналом для переворота. Как отмечает западногерманский историк Абсхаген, попытка свергнуть Гитлера в 1938 году «была задержана визитом Невиля Чемберлена в Берхтесгаден и окончательно похоронена мюнхенским договором». Такая позиция группы заговорщиков еще раз свидетельствует о том, что главным мотивом их действия был страх перед поражением Германии из-за неподготовленности ее к войне. Как только выяснилось, что Гитлер может осуществить свои агрессивные замыслы, не рискуя потерпеть немедленное поражение, генералы отступили от своего плана. Громадное большинство из них быстро перестроились и полностью восприняли военную доктрину Гитлера. Лишь несколько наиболее дальновидных германских генералов, в том числе Хаммерштейн и Бек, продолжали относиться с подозрением к планам Гитлера, считая, что они в конечном счете приведут Германию к катастрофе.

***

Генералы в своем большинстве с восторгом приветствовали захват Гитлером Чехословакии. Когда начал разрабатываться «Белый план»  -план оккупации Польши; никто из генералов не выступил против Гитлера и его планов развязывания второй мировой войны; «Из документов ясно, -пишет Уилер-Беннет, -что ни главнокомандующий немецкой армией; ни начальник генерального штаба не смели и подумать о каком-либо сопротивлении ясному намерению фюрера развязать войну». Более того, они поддерживали даже гитлеровские методы ведения войны. 22 августа 1939 г. на совещании с генералами Гитлер отдал беспримерный по жестокости и цинизму приказ об истреблении поляков; «На Востоке, – сказал он, – я привел в боевую готовность свои дивизии «Мертвая голова» ( соединения СС); и отдал приказ безжалостно предавать смерти мужчин, женщин и детей польского происхождения».

Как же встретили генералы этот варварский приказ Гитлера? Для характеристики их позиции сошлемся опять на Уилера-Беннета: «Никто из участников конференции фюрера 22 августа 1939 г. не мог заявить в свое оправдание, что он ничего не знал… Не возразив ни единого слова, все генералы стали соучастниками преступления Гитлера». Правда, факты свидетельствуют о том, что и в этот период некоторые представители германского офицерства понимали недолговечность успехов Гитлера. Эти генералы и офицеры считали, что молниеносные победы в Польше не могут изменить общего соотношения сил, которое складывалось не в пользу Германии. Они по-прежнему стремились к свержению Гитлера, чтобы покончить с его авантюристской политикой. К таким деятелям относился, в частности, генерал Хаммерштейн.

***

В сентябре 1939 года, уже после начала войны с Польшей, Хаммерштейн составил план; согласно которому он должен был арестовать Гитлера в момент его приезда в штаб армейской группировки, которой командовал Хаммерштейн. Эта группировка была расквартирована на Западе как заслон на случай выступления западных держав против Германии в тот момент, когда основные германские вооруженные силы будут действовать в Польше. О намерении Хаммерштейна пригласить Гитлера в свою штаб-квартиру в Кёльне и там арестовать фон ІІІлабрендорф поставил в известность британского поверенного в делах Джорджа Оджильви Форбса; который еще оставался в Берлине. С этой целью он встретился с Форбсом в берлинском отеле «Адлон». Однако план Хаммерштейна был мало реальным; так как возможность его осуществления полностью зависела от того, пожелает ли Гитлер нанести визит генералу в его штаб-квартире в Кёльне или нет.

Оппозиционные настроения Хаммерштейна стали известны Гитлеру. Вскоре Хаммерштейн был назначен на второстепенную должность заместителя командующего военным округом в Силезии; а затем и вовсе уволен в отставку. Полностью разуверившись в способности германских генералов действовать решительно, Хаммерштейн перед своей отставкой заявил одному из своих единомышленников Пехелю: «Господин Пехель, меня, старого солдата, эти люди сделали антимилитаристом». Оппозиция в тот период была озабочена лишь одним- поддержанием своих связей с Западом. В союзе с западноевропейской и американской реакцией генералы мечтали сколотить коалицию, направленную против Советского Союза. В этом деле германские генералы проявили себя весьма решительными и последовательными людьми; и им активно помогали многие руководители фашистской разведки.

***

Характерно, что эти действия шли одновременно с аналогичными действиями фашистской чиновничьей верхушки. Деятели оппозиции из фашистской разведки информировали через своих агентов английское и американское правительства об очередных агрессивных планах Гитлера; и посылали эмиссаров для разработки соглашений о прекращении войны на Западе. Когда Гитлер принял решение вторгнуться в Голландию; (первоначально вторжение было намечено на 12 ноября 1939 г.); помощник Канариса Ганс Остер предупредил через своего уполномоченного Альбрехта Бернсторфа бельгийское и голландское посольства в Берлине, что в этот день начнутся военные действия против Голландии и Бельгии. Остер и в дальнейшем сообщал голландскому и бельгийскому правительствам о планах гитлеровского командования.

В мае 1940 года, то есть непосредственно перед началом агрессии против Бельгии и Голландии; Остер встретился с голландским военным атташе полковником Сас; и заявил ему, что Германия нападет на Голландию в начале мая. 4 мая полковник Сас известил Гаагу о своем разговоре с Остером. Еще раньше, 1 апреля, Остер через того же Саса предупредил датского военно-морского атташе о предстоящем нападении Германии на Данию и Норвегию. Военно-морской атташе Дании передал полученные им сведения в Копенгаген. Но эти предупреждения не привели ни к каким результатам. Особо активную прозападную деятельность развивали недовольные офицеры из разведывательного управления «Абвера» в Риме. В Рим отправился доверенное лицо Остера доктор Йозеф Мюллер. Через приближенного папы римского патера Лейбера и бывшего председателя партии «Центр» Каасса Мюллер установил связь с папой и заручился его поддержкой.

***

Задача Мюллера состояла в том, чтобы узнать, на каких условиях Англия готова заключить мир с Германией. Об этом папа и Лейбер вели беседу с британским послом в Ватикане Осборном. На основе сообщений Мюллера его непосредственный начальник Донаньи составил меморандум, известный под названием «меморандум X». В меморандуме указывалось, что Осборн заверил папу; что британское правительство заключит мир с Германией, если оппозиция придет к власти. Британское правительство, по словам Осборна, не будет в таком случае возражать против оставления Австрии и Судетской области в составе рейха; и «урегулирования восточного вопроса в пользу Германии». Неоднократные попытки установить связь с правящими кругами Англии предпринимал и тогдашний германский посол в Италии Ульрих фон Хассель. Зять Хасселя  – итальянский промышленник Биролй установил контакт с одним из приближенных Галифакса Брайансом. После ряда встреч с Бироли Брайане довел до сведения лорда Галифакса намерения Хасселя передать английскому правительству условия мира, сформулированные деятелями оппозиции.

22 февраля 1940 г. в Швейцарии состоялась встреча Хасселя с Брайансом. Хассель передал адресованный лорду Галифаксу меморандум, в котором были сформулированы условия мира на Западе. По этим условиям Германия должна была сохранить за собой Австрию и Судетскую область. О меморандуме Хасселя было сообщено Чемберлену и лорду Галифаксу, которые, как сообщает английский историк Уилер-Беннет, восприняли его весьма сочувственно. В дальнейшем между Хасселем и Брайансом состоялось еще несколько встреч. Однако к этому времени война бушевала уже на громадной территории. В этих условиях всякие попытки сговора между английскими реакционерами и опальными генералами и разведчиками должны были потерпеть фиаско. Генералы зондировали почву относительно условий мира и в Соединенных Штатах Америки.

***

За океан отправился с особой миссией молодой дипломат, примкнувший к оппозиции, Адам фон Тротт цу Зольц. Фон Тротт передал американским правящим кругам все тот же меморандум Хасселя. На вопрос о том, откажется ли Германия от своих территориальных приобретений в случае заключения мира; Тротт ответил категорически «нет». По инициативе Тротта составили записку о военных целях Германии и условиях предполагаемого мира, под которой подписались некоторые консервативно настроенные немецкие эмигранты в США. Записку прочитал тогдашний американский государственный секретарь Сэмнер Уэллес. Иных результатов Тротту не удалось добиться. Следует отметить, что действия части недовольных генералов, подготовлявших почву для заключения мира между Германией и Англией, шли параллельно с аналогичными действиями фашистских правителей.

Особую роль в мирном зондаже на Западе сыграл князь Макс Гогенлоэ  -видный немецкий аристократ, один из крупнейших помещиков Германии. Земельные угодья семьи Гогенлоэ Бисмарк почтительно называл «обширнейшим земельным комплексом в Европе». Предок Макса Гогенлоэ князь Хлодвиг Гогенлоэ-Шиллигсфюрст являлся германским канцлером в 1894 -1900 годах. Семья Гогенлоэ была связана с английской земельной аристократией. Жена Макса, испанская маркиза Бельвиз де лас Навас, владела обширнейшими поместьями в Англии; и была принята в Букингемском дворце. По поручению Риббентропа Гогенлоэ вел переговоры с представителями английской аристрократии в столицах нейтральных стран;  – Мадриде, Берне и Стокгольме. Кроме того, также с ведома Риббентропа он встречался с руководителем американской разведки в Швейцарии Алленом Даллесом. Позднее Гогенлоэ играл важную роль в сепаратных переговорах; которые велись в Испании между английским послом Самуэлем Хором и Франко, выступавшем в качестве прямого представителя гитлеровских главарей.

***

Таким образом, между оппозицией и фашистским правительством Германии существовало «единство взглядов» по вопросу о необходимости заключения мира с Англией. Попытки буржуазных историков изобразить поездки эмиссаров оппозиции, зондировавших почву относительно возможности заключения мира с Англией как проявление их «антифашистской» деятельности, не соответствуют действительности. Успех «блицкрига» на Западе окончательно вскружил голову Гитлеру. Пророчества Бека и некоторых других военных деятелей о том, что Гитлер потерпит крах в осуществлении своих планов в Центральной и Западной Европе, не оправдались. Гитлеровские войска в молниеносных походах завоевали не только Австрию, Чехословакию, Польшу, но и Норвегию, Голландию, Бельгию, Люксембург и Францию. Покорив ббльшую часть Европы, Гитлер решил утвердить свое полное господство над европейским континентом. Главным препятствием для осуществления этих планов был Советский Союз. Поэтому буквально на второй день после капитуляции Франции Гитлер приступил к подготовке нападения на СССР.

Развитие этих планов отражено в дневнике тогдашнего начальника генерального штаба сухопутных войск генерала Гальдера. 30 июня 1940 г. (т. е. через неделю после капитуляции Франции) Гальдер сообщил заместителю министра иностранных дел Бейцзеккеру; что «взоры обращены на Восток», что именно здесь фюрер намерен нанести следующий удар. Через четыре дня вопрос поставили уже конкретнее. В разговоре с офицерами генерального штаба 3 июля Гальдер сообщил, что «восточная проблема» выдвинута на первый план с точки зрения оперативного планирования. Основным содержанием «восточной проблемы» является: как нанести решительный удар России, чтобы принудить ее признать господствующую роль Германии в Европе». В течение последующих двух-трех недель была сделана первая наметка оперативного плана.

***

На совещании у Гитлера 22 июля эту наметку доложили фюреру: «Следует энергично взяться за русскую проблему. Продумать план предстоящей операции. Фюреру было доложено: а) развертывание продлится 4 – 6 недель; б) желательно такое продвижение в глубь России, чтобы наша авиация могла разгромить ее важнейшие центры». 29 июля начальник руководящего штаба вооруженных сил Йодль созвал совещание офицеров штаба; на котором сообщил, что Гитлер решил начать операции против России в мае 1941 года. Он поручил сотрудникам штаба разработать проект приказа Гитлера о передислокации войск и создании плацдарма для нападения на СССР через Западную Польшу. Наконец, 31 июля 1940 г. Гитлер на совещании в Бергофе развернул перед генералитетом подробный план «сокрушения» России; «Если Россия будет разбита, у Англии будет отнята последняя надежда. Тогда господствовать в Европе и на Балканах будет Германия. Вывод: на основании этого рассуждения Россия должна быть ликвидирована. Срок, весна 1941 года».

Летом 1940 года началась переброска войск с Запада на Восток. 1 сентября на совещании в Берлине офицеры оперативного отдела генерального штаба Хойзингер и Фейерабенд представили план передислокации войск для операции против СССР. Этот план лег в основу гитлеровских директив о проведении «операции Барбаросса» – директив о вторжении на территорию Советского Союза. 18 декабря Гитлер издал свое так называемое «указание № 21». В котором сформулировал «стратегические цели „операции Барбаросса”». В «указании» Гитлер хвастливо заявил, что он намерен «еще до окончания войны с Англией быстро сокрушить Советскую Россию». Все приготовления к агрессии против СССР фашистский главарь приказал закончить к 15 мая 1941 г. 17 марта 1941 г. состоялось совещание высших фашистских военачальников. На этом совещании были изложены взгляды фюрера на русскую кампанию.

***

Генералам был зачитан приказ Гитлера о «ликвидации комиссаров». И вновь ни один из генералов не выразил протеста против чудовищных, с позволения сказать, «методов» ведения войны, разработанных Гитлером. Последующие события показали, что германский генералитет не только безоговорочно выполнял гитлеровские директивы об истреблении мирного населения и приказы о чудовищных зверствах на оккупированных территориях, но и сам издавал подобные директивы и приказы. Бесчинства, погромы, грабежи и зверства отличали действия немецко-фашистской военщины. Эти действия полностью соответствовали установкам германского генерального штаба и проводились по его указаниям. Об этом свидетельствуют сотни документов. В приказе генерал-фельдмаршала фон Рейхенау, бывшего главнокомандующего армейской группой германских войск на Северном участке советско-германского фронта, говорилось: «Снабжение питанием местных жителей и военнопленных является ненужной гуманностью…

Войска заинтересованы в ликвидации пожаров только тех зданий, которые используют для стоянок воинских частей. Все остальное… должно быть уничтожено. Никакие исторические или художественные-ценности на Востоке не имеют значения… Против вооруженных партизан в тылу немецкой армии следует применять самые решительные и жестокие меры». Документальными данными устанавливалось участие огромного числа фашистских генералов в зверствах в отношении гражданского населения. Многих из них изобличили в материалах Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников. По прямому указанию генерал-фельдмаршала фон Лееба и фон Кюхлера германские солдаты разрушили памятники искусства в Петродворце, Пушкине и Павловске.

***

Генерал-фельдмаршал фон Манштейн давал указания о разрушениях в городе Киеве; о массовом истреблении советских людей; об истязании мирных жителей и военнопленных в захваченных его войсками районах. Генерал-полковник Хейнриц приказывал разрушать советские города и деревни; уничтожать мирное население в Вязьме, Гжатске и других городах. Генерал-полковник танковых войск Харпе; генерал-лейтенант Вейдеман; генерал-майор фон Гинденбург; и многие другие повинны в злодейском истреблении сотен тысяч мирных людей. Список генералов-преступников состоит из сотен имен. Он доказывает причастность подавляющей части фашистского генералитета к зверствам, которые творили гитлеровцы на временно оккупированных территориях. Гитлеровские генералы, опьяненные легкими победами на Западе, рассчитывали, что поход на Востоке удастся закончить быстро и легко. В пору сплошных триумфов фашистских вооруженных сил в Западной Европе германские военные не вспоминали ни об уроках прошлого; ни о предостерегающих словах Клаузевица и Секта.

Лишь после того как германские армии начали терпеть первые поражения на Востоке; наступило известное «отрезвление» в военных кругах фашистского рейха. Раньше других «отрезвели» старые рейхсверовские генералы; обладавшие достаточно большим опытом и военными знаниями, чтобы осознать безнадежность борьбы на Востоке. После первых же поражений немецко-фашистских войск на советско-германском фронте часть генералитета начала разочаровываться в полководческих «талантах» Гитлера. Оппозиция против Гитлера вновь оживилась. Первые признаки активизации оппозиции появились после поражения германской армии под Москвой зимой 1941 года. Советские войска остановили под Москвой гитлеровские армии. В результате советского контрнаступления, начавшегося 6 декабря, фашисты потерпели крупное поражение. Гитлер попытался свалить всю вину за это поражение на генералитет. 19 декабря был обнародован приказ о том, что сам фюрер берет на себя командование сухопутной армией. Фельдмаршал Браухич был уволен в отставку. Вместе с ним ушли гитлеровские фельдмаршалы фон Лееб и фон Витцлебен.

***

Всего в отставку вышло свыше 35 видных генералов. Погибли на фронте или покончили жизнь самоубийством Рейхенау, Тодт, Удет, Ешоннек и другие. Период легких побед кончился. Фашистская армия начала тяжелую зимнюю кампанию. В этот период главным источником оппозиционных настроений среди гитлеровского офицерства являлось недовольство ходом военных действий на Востоке. Не случайно ядром оппозиции стала группа офицеров; действовавших на Центральном участке фронта, в штабе фельдмаршала фон Бока; а после его увольнения с этого поста -фельдмаршала Клюге. Именно здесь, под Москвой, потерпели первые крупные поражения гитлеровские войска.

Наиболее видными фигурами среди недовольных Гитлером военных на Центральном участке фронта являлись генерал-майор Хенниг фон Тресков, офицер генерального штаба в ставке Бока; а затем фельдмаршалы Клюге и Фабиан фон Шлабрендорф. Вокруг них группировались видные военные; в том числе граф фон Харден- берг (потомок бывшего германского канцлера) и граф фон Лендорф. Под влиянием поражений немецкой армии на Востоке активизировалась также оппозиция в тылу. На всех этапах развития оппозиции против Гитлера в правящем лагере Германии видную роль играли не только военные, но и чиновники. Среди оппозиционно настроенных чиновников ведущую роль играл Карл Герделер. Он занимал ряд ответственных постов во времена Веймарской республики и в первые годы гитлеровской диктатуры. Его взгляды разделяли бывший министр финансов Пруссии Попитц, германский посол в Италии Хассель и другие. После первых поражений фашистской армии в Советском Союзе гражданские и военные руководители оппозиции значительно сблизились. Различные оппозиционные группы все более объединялись под централизованным руководством.

***

В августе 1942 года Герделер посетил главнокомандующего Северным участком фронта фельдмаршала Кюхлера и пытался побудить его примкнуть к оппозиции. Затем Герделер совершил поездку в штаб-квартиру Клюге в Смоленск. Для этой поездки помощник Канариса Остер снабдил Герделера фальшивыми бумагами. Герделер имел подробную беседу с Клюге. Он встретился е Тресковом, с которым обсуждал планы устранения Гитлера. В результате поездки Герделера укрепились связи между оппозиционными группами на фронте и в тылу. Поражения на советско-германском фронте активизировали также усилия руководителей оппозиции по установлению контакта с английским правительством; для того чтобы предложить Англии условия мира на Западе; на этот раз уже сепаратного, то есть за спиной СССР.

Весной 1942 года Герделер совершил поездку в Швецию. Встретился там со шведскими банкирами Якобом и Маркусом Валленберг. Братья Валленберг были директорами крупнейшего шведского банка «Эншилда- банк». Кроме того, Якоб Валленберг входил в шведско- немецкую торговую комиссию; а Маркус  – в аналогичную шведско-английскую комиссию. На всем протяжении войны Маркус Валленберг поддерживал личный контакт с Черчиллем. Особо тесные отношения связывали Маркуса Валленберга с секретарем Черчилля Нортоном. Братья Валленберг были давнишними знакомыми Герделера. В апреле 1942 года Герделер обратился к Якобу Валленбергу с просьбой получить от Черчилля заверения в том, что англичане заключат мир с Германией; как только заговорщикам удастся свергнуть Гитлера. Валленберги обещали связаться с Черчиллем, заверив Герделера, что они не сомневаются в положительном ответе английского премьера.

***

В мае 1942 года в Стокгольме велись весьма детальные переговоры о возможностях сепаратного мира на Западе; между представителями оппозиционно настроенных германских церковных верхов Дитрихом Бонхефе- ром и Гансом Шенфельдом, с одной стороны; и английским церковным деятелем, епископом Чичестерским, доктором Джорджем Беллем  – с другой. Детали переговоров известны из опубликованного после войны меморандума епископа Чичестерского, составленного для английского правительства. Епископ Чичестерский сообщил, что Шенфельд и Бонхефер прибыли независимо друг от друга в Стокгольм; и его переговоры с ними длились в общей сложности четыре дня. Два немецких пастора имели поручение сообщить через посредство епископа Чичестерского английскому правительству, что в Германии образовалась организованная оппозиционная группа; которая намерена сместить правительство Гитлера и образовать новое правительство.

 Оппозиция, как говорилось в меморандуме епископа Чичестерского, выкристаллизовалась осенью 1941 года; и начала активную деятельность уже в декабре 1941 года, когда многие офицеры отказались продолжать войну в России. В тот период она еще не располагала достаточно организованным руководством. К маю 1942 года оппозиция уже имела своих представителей в государственном управлении; в полиции, в армии и в профсоюзах. В качестве руководителей оппозиции назывались Бек, Хаммерштейн, Герделер. Бонхефер и Шенфельд официально поставили вопрос перед епископом Чичестерским; «согласны ли будут союзники при условии, что гитлеровский режим будет полностью ликвидирован, начать переговоры с новым германским правительством о мирном урегулировании». Сформулировали также определенные условия мира. Епископ Чичестерский поставил о своих переговорах в известность английского посла в Стокгольме; и по его совету было условлено, что если возникнет необходимость, то будет организована в дальнейшем встреча между представителями оппозиции и сотрудником английского министерства иностранных дел.

***

После своего возвращения в Лондон епископ Чичестерский связался с министерством иностранных дел; и в конце июня 1942 года был принят Антони Иденом. Иден обещал доложить информацию епископа английскому правительству и сообщить Беллю в кратчайший срок решение правительства. 17 июня 1942 г. Иден сообщил епископу Чичестерскому письменно, что после детального ознакомления со всеми документами английское правительство пришло к выводу; что не в интересах нации дать какой-либо ответ представителям оппозиции. Английское правительство, опасаясь возмущения английской общественности; и осложнений во взаимоотношениях с государствами антигитлеровской коалиции; решило на этот раз не идти на сепаратные переговоры с оппозиционно настроенными представителями правящих кругов фашистской Германии.

Однако связь между представителями оппозиции и английским правительством не прервалась. В дальнейшем подобного рода переговоры и контакты неоднократно повторялись. Особое внимание в высказываниях Шенфельда и Бонхефера заслуживает их указание на то, что оппозиция против Гитлера окончательно выкристаллизовалась после того, как обнаружился провал планов «молниеносной войны» на Востоке  – зимой 1941 года. Именно после этого (и особенно после поражения гитлеровской армии под Москвой) наметилось объединение всех оппозиционных групп, образовавшихся в правящем лагере Германии; образование единого руководства, которое включало как представителей военных кругов; так и гражданской администрации, церкви и т. д. Однако, для того чтобы такое объединение стало фактом; иными словами, для того чтобы сформировался организованный заговор против Гитлера, потребовалось еще время. Миф о непобедимости германской армии даже после Московской битвы еще далеко не был изжит в военной среде и в гитлеровском тылу.

***

В самой Германии лишь назревал внутриполитический кризис, который захватил фашистское руководство. Дальнейшие поражения гитлеровской армии, дальнейшие потрясения тыла, вызванные этими поражениями, растущим сознанием бесперспективности войны и неминуемой катастрофы; заставили определенную часть правящих кругов вступить на путь организованного заговора против Гитлера. Окончательно сложились условия для такого заговора после поражения фашистских войск на Волге в 1942 -1943 годах.

 Основные этапы развития заговора против Гитлера.

Главным фактором, способствовавшим превращению оппозиции против Гитлера в правящих кругах Германии в организованный заговор; являлсяразгром германских войск на Волге в осенне-зимней кампании 1942/43 годов. Лишь после того как установили связи между оппозиционными группами на фронте; (после поездки Герделера на Центральный участок германо-советского фронта) и в тылу; между оппозиционными офицерами в верховном командовании; в штабе резервной армии и руководителями оппозиционных групп в чиновничьих кругах фашистской Германии; созрел организованный заговор против Гитлера. Это и произошло в период битвы на Волге и непосредственно после нее; когда поражение фашистской армии стало фактом.

 В ноябре 1942 года в Берлине состоялась встреча фон Трескова с Герделером; и с руководителем оппозиционной группы в штабе резервной армии заместителем командующего резервной армией Фридрихом Ольбрихтом. В результате переговоров решили, что планы переворота будут разрабатываться под руководством Ольбрих- та в штабе резервной армии. Об этой договоренности Ольбрихт поставил в известность Бека. В феврале 1943 года Ольбрихт через Шлабрендорфа сообщил фон Трескову, что наметки плана готовы; и что «можно приступить к действиям». Несколько позже, 22 января 1943 г., состоялась встреча руководящих деятелей группы Герделера  – Бека; и группы Мольтке  – Вартенбурга, известной под названием «кружка Крейзау». Каждая из этих групп олицетворяла различные течения внутри лагеря заговорщиков; одна (Герделера -Бека)  – реакционно-консервативное; вторая  – прогрессцвно-патриотическое.

Для объединения сил руководители оппозиционных групп решили согласовать свои действия и планы. Встреча состоялась на квартире Йорка фон Вартенбурга в Берлине. На ней присутствовали Герделер; Бек; Хассель; Попитц, Иессен (представители реакционноконсервативного крыла); Мольтке, Йорк, Герстенмайер, Троттцу Зольц и Фриц фон дер Шуленбург (представители «кружка Крейзау»). Во время встречи выявились значительные разногласия между двумя группами.

***

Однако было достигнуто соглашение о том, что при осуществлении заговора обе группы будут действовать совместно. Наконец, важное значение для оформления заговора имело установление связи между берлинским центром; (т. е. группой, действовавшей под руководством Ольбрихта в штабе резервной армии; взявшей на себя разработку плана переворота и координацию всех действий по его осуществлению); и оппозиционно настроенными офицерами в верховном командовании армии.

Здесь действовали такие решительные сторонники свержения Гитлера; как начальник организационного отдела генерал Штиф, генерал-квартирмейстер Вагнер, генерал артиллерии Линдеман и др. Связь между этими офицерами и берлинским центром заговора установили через Шлабрендофа и фон Трескова. Так, в результате объединения различных групп и образования руководящего центра зрел заговор против Гитлера. В его возникновении и развитии имелась прямая связь с событиями на фронте. Английский историк Уилер-Беннет писал: «Генералов потрясла катастрофа под Сталинградом. Она вселила в них ужас. Даже такие люди, как Фромм (главнокомандующий резервной армией); которые принадлежали к числу самых безоговорочных поклонников интуиции фюрера; начали высказываться критически и усомнились в правильности методов ведения войны Гитлером». Английский историк полагал, что в то время Гитлер находился в непосредственной опасности; – так решительно были настроены некоторые генералы; «Пуще всего фюрер должен был опасаться поражения; впрочем, уже отсутствие успехов не сулило ничего хорошего. Теперь налицо было и то, и другое.

В дни, последовавшие за Сталинградом, достаточно было искры, чтобы ярко вспыхнуло пламя бунта». Герхард Риттер, характеризуя настроения правящих кругов Германии после разгрома фашистских войск на Волге, писал; что верхи фашистской Германии переживали подлинный кризис; «На горизонте,  – хотя еще и далеко, вырисовывалась картина катастрофы необозримых масштабов». В этой обстановке разговоры о «дворцовом перевороте» перестали быть только разговорами. В кабинетах генералов и высших чиновников начали составляться конкретные планы насильственного устранения Гитлера путем организации на него покушения; Военные и гражданские участники заговора спешили с организацией покушения на Гитлера; так как понимали, что катастрофа фашистской Германии неумолимо приближалась.

***

В подготовке заговора 1944 года можно различить три основных этапа; первый этап  – от битвы на Волге до Курской битвы, то есть период с февраля по июнь 1943 года; второй этап  – от Курской битвы до начала весеннего наступления Красной Армии 1944 года; приведшего к массовому изгнанию гитлеровских оккупантов с советской земли (июнь 1943  – март 1944 года); и, наконец, третий этап  – от весеннего наступления Красной Армии 1944 года; перенесшего военные действия на территорию Германии и ее союзников, до покушения  – 20 июля 1944 г. Первый этап характеризовался образованием и укреплением руководящего центра заговора, началом разработки конкретного плана действий; переговорами об образовании будущего правительства; и, наконец, первыми попытками покушения на Гитлера группы молодых офицеров, действовавших на советско-германском фронте. Руководители заговора призывали в этот период покончить с колебаниями и оттяжками и приступить к решительным действиям.

26 марта 1943 г., то есть вскоре после разгрома армии Паулюса; Герделер написал специальный меморандум, озаглавленный «Действительность и перспективы»; в котором прямо обратился к генералитету с призывом действовать без промедления, в меморандуме имелась знаменательная фраза; «Народ не только созрел для спасительного действия, он ждет его». В меморандуме Герделера проводилась старая идея о необходимости сепаратного мира на Западе; для того чтобы сконцентрировать все силы на Востоке. Герделер ручался, что западные союзники не позже чем через 48 часов прекратят воздушную войну; если в Германии будет образовано новое правительство; «Последующие шаги,  – писал он,  – должны направить к тому, чтобы добиться ликвидации напряженных отношений с западными державами, что сделает возможным сконцентрировать все военные силы на Востоке».

***

В случае же бездеятельности оппозиции, заявлял Герделер, возникнет опасность революционного выступления масс; «Если дать событиям развернуться без нашего вмешательства, движение масс примет гораздо более страшные и радикальные формы, чем в 1918 году». 17 мая 1943 г. Герделер направил письмо Ольбрихту, содержавшее новый призыв к действию. Письмо начиналось обзором положения на фронтах; причем поражение германских войск на Волге Герделер характеризовал как тяжелый удар; «какого история Германии не знала со времени Иены и Ауэрштедта». Обращаясь к Ольбрихту, Герделер спрашивал; «Разве есть у вас средства для того, чтобы добиться победы; которая привела бы, во-первых, к окончательному устранению России из Европы; и, во-вторых, к отказу Запада и Британской мировой империи от своей агрессии и к согласию заключить с нами мир?» «Поскольку таких средств нет,  – говорил далее Герделер,  – продолжение войны является прямым преступлением».

Герделер готов на все  -даже на встречу с Гитлером; с тем чтобы попытаться убедить его в правильности своей точки зрения. Таким образом, Герделер считал, что между ним и фашистским диктатором нет принципиальных разногласий по одному из кардинальных вопросов;  – по вопросу о заключении сепаратного мира на Западе. Побудительные мотивы Герделера ясны; спасти германский империализм от полного разгрома; не дать погибнуть рейху; сохранить в стране господство промышленников и юнкеров; предотвратив выступление антифашистских революционных сил. В кругах молодых офицеров-заговорщиков, действовавших на фронте, потрясение, испытанное известием о капитуляции армии Паулюса, вызвало бурный прилив активности; стремление незамедлительно перейти к практическим действиям. Группа молодых офицеров, служивших в штабе фельдмаршала Клюге, решила на собственный страх и риск предпринять попытку убить Гитлера. Эта попытка в то время еще не была частью общего плана переворота. Она была совершена снизу, без согласования с центром заговора.

***

Заговорщики решили воспользоваться тем, что Гитлер 13 марта 1943 г. должен был посетить этот штаб, расположенный в районе Смоленска. Непосредственными исполнителями плана покушения были фон Тресков и фон Шлабрендорф. Они действовали совместно с группой Остера из фашистской военной разведки. Получив от этой группы бомбу с часовым механизмом; Тресков и Шлабрендорф решили при отлете Гитлера из Смоленска спрятать ее в самолете фюрера. Для этого они замаскировали ее как посылку, которая якобы предназначалась для сотрудника верховного командования Штифа. План удалось осуществить, но часовой механизм бомбы оказался неисправным. Бомба не взорвалась. Шлабрендорфу пришлось срочно вылететь вслед за Гитлером в его ставку, чтобы извлечь «посылку» с бомбой, заменив ее другой, настоящей посылкой. Покушение не удалось. Через несколько дней предприняли еще одну попытку покушения на Гитлера.

21 марта во время нацистского праздника  – дня памяти героев;  – Гитлер должен был появиться в здании цейхгауза на Унтер ден Линден. Фон Герсдорф, офицер из штаба Клюге, который должен был участвовать в официальных торжествах, вызвался спрятать у себя в кармане бомбу; приблизиться к фюреру и взорваться вместе с ним. Герсдорф действительно отправился в цейхгауз; спрятанная у него бомба должна была взорваться через 10 минут после прихода Гитлера. Однако Гитлер ушел через 8 минут после начала церемонии . Реакционное крыло заговора во главе с Герделером восприняло поражение германских войск на Волге и вызванный этим перелом в ходе войны как сигнал для усиления контактов с Западом с целью достижения сепаратного мира.

***

После сражения на Волге возобновились попытки представителей оппозиции вступить в переговоры с английским правительством. Теперь эти попытки исходили уж непосредственно от Герделера. При этом условия, выдвигавшиеся им, постепенно менялись. Предложения о сепаратном мире становились все более настойчивыми, а условия все более мягкими. В мае 1943 года Герделер предпринял решительную попытку установить непосредственный контакт с английским правительством. Для этой цели он в конце мая 1943 года отправился в Стокгольм, намереваясь вновь встретиться с братьями Валленберг. Оказалось, что один из братьев, Маркус, находился в тот момент в Лондоне. Герделер решил использовать это обстоятельство. Он обратился к Якобу Валленбергу с просьбой вручить Черчиллю через своего брата меморандум с предложением заключить сепаратный мир. Валленберг переправил меморандум Герделера своему брату в Лондон.

Однако условия мира, которые сформулировал Герделер в своем меморандуме, не отличались от условий, изложенных Шенфельдом и Бонхефером при встрече с епископом Чичестерским. Черчилль, ознакомившись с меморандумом, не откликнулся на него. Дальнейшая активизация заговорщиков связана с новыми поражениями германских войск на Восточном фронте. Курская битва привела к поражению центральной группировки германских войск; и ознаменовала в глазах большой части офицерства близкое крушение всего Восточного фронта. После Курской битвы заговор вступил в новый этап развития. Заговорщики закончили составление плана переворота. Отныне все акции участников заговора были подчинены разработанному руководящим центром плану действий; получившему наименование «план Валькирия». Заговорщики определили состав правительства, которое должно было сменить правительство Гитлера. Этому предшествовали переговоры с представителями различных оппозиционных кругов; в результате которых произошла дальнейшая консолидация сил оппозиции, расширение ее политической базы.

***

Наконец, заговорщики приняли основные программные документы, которые должны были определить действия правительства после его прихода к власти. Это означало, что заговор оформился не только организационно, но получил также определенную политическую платформу. План переворота, разработанный заговорщиками, составлялся Тресковом и Ольбрихтом. В дальнейшем в эту работу включился Клаус фон Штауффенберг, вскоре ставший центральной фигурой заговора. Основной вариант плана был закончен 31 июня 1943 г. Дополнения к нему разрабатывались в течение нескольких месяцев. К февралю 1944 года под непосредственным руководством Штауффенберга была составлена подробная инструкция о порядке проведения плана в жизнь; «План Валькирия» формально был планом мобилизации сил резервной армии в случае возникновения каких-либо беспорядков в тылу, особенно в случае восстания иностранных рабочих.

В действительности же под видом принятия мер против беспорядков в тылу заговорщики составили подробную программу действий по свержению гитлеровского правительства и обеспечению безопасности новой власти. Программа делилась на несколько фаз. В первой фазе предусматривалось подавление всякого рода выступлений против новой власти после осуществления переворота. Она включала овладение главными узлами связи и промышленными центрами. Во второй фазе должны были быть предприняты специальные меры безопасности в Берлине; и в частности меры по разоружению частей СС. С этой целью были подготовлены приказы от имени главнокомандующего резервной армией. Третья фаза предусматривала более широкие меры против фашистского партийного и государственного аппарата; объявлялось чрезвычайное положение, фашистская партия распускалась; исполнительная власть переходила в руки главнокомандующего армией; (на этот пост заговорщики прочили фельдмаршала фон Витцлебена).

***

В августе 1943 года в Берлин прибыл фон Тресков; и сообщил Герделеру, что командующие основными участками фронта на Востоке Клюге и Кюхлер осознали необходимость решительных действий. Именно сейчас наступил наиболее подходящий «психологический момент» для совершения переворота. 13 августа генерал Штиф передал фельдмаршалу Клюге письмо Ольбрихта; в котором тот также настаивал на решительных действиях. И, наконец, в сентябре состоялись переговоры между фельдмаршалом Клюге, Беком и Герделером на квартире Ольбрихта в Берлине. Во время этих переговоров было принято окончательное решение осуществить давно задуманный «дворцовый переворот». О беседе Бека и Гер делера с фельдмаршалом Клюге наиболее подробно сообщил в своей книге Герхард Риттер. В начале беседы фельдмаршал фон Клюге выразил серьезное беспокойство по поводу общего военного положения Германии; и заявил, что ему представляется невозможным удерживать фронты на Востоке и на Юге наличными силами.

Он прямо сказал, что войну следует считать проигранной, если не произойдет коренных перемен. Клюге захотел побеседовать о военном положении Германии с Беком с глазу на глаз. После беседы оба генерала заявили Герделеру, что «настало время действовать». Поскольку Гитлер не даст согласия на перемирие с западными державами и на концентрацию всех сил на Востоке, его следует устранить силой. Герделер выразил сомнение в целесообразности убийства Гитлера. Он сказал, что необходимо сделать попытку переубедить Гитлера. Однако это предложение было отвергнуто обоими генералами. Совещание решило подготавливать покушение на Гитлера. Генералы подчеркнули, что обязанность Герделера добиться того, «чтобы англосаксы повели себя правильно». Встреча в квартире Ольбрихта ознаменовала окончательную договоренность между руководителями военного и гражданского секторов заговора о методе действий;  – подготовке «дворцового переворота» путем убийства Гитлера; «План Валькирия» стал, таким образом, официальной программой не только части оппозиции, но всего заговора в целом. В этом  – значение сентябрьской встречи.

***

После этой встречи вступили в стадию практической договоренности разговоры о формировании будущего правительства. На разных встречах в конце сентября и в октябре 1943 года было окончательно решено, что пост президента после убийства Гитлера займет Бек; пост канцлера  – Герделер. В ноябре Бек поручил Герделеру наметить список членов будущего кабинета; и провести с этой целью переговоры с теми лицами, которые прочились на различные министерские посты. Интересно отметить, что в приговоре фашистского «народного суда» по делу Герделера специально подчеркивалось что Бек дал свое поручение Герделеру после того, как Штиф и Фельгибель; (начальник связи в ставке Гитлера.); вновь сообщили о чрезвычайно неблагоприятном положении на Восточном фронте. Вот еще одно доказательство того, что важнейшие акции заговорщиков предпринимались непосредственно под влиянием поражений немецко- фашистских войск на советско-германском фронте.

Наряду с наметкой состава правительства в берлинском центре заговора; (т. е. в штабе резервной армии); были разработаны программные документы; которые от имени правительства должны были быть опубликованы сразу же после убийства Гитлера. Между различными группами была согласована политическая платформа заговора. Важнейшими из этих документов являлись: программа нового правительства; воззвание к германскому народу; правительственное заявление № 25Э; воззвание к вооруженным силам; приказ по войскам и приказ по военным округам. Кроме того, штаб заговорщиков разработал проекты приказов; которые он собирался разослать войсковым соединениям на различных участках фронта; а также различного рода распоряжения, адресованные местным администрациям.

***

Вся работа по усовершенствованию и уточнению оперативного плана действий заговорщиков; составлению программных документов концентрировалась в это время в руках Штауффенберга. Такое перераспределение функций (раньше этой стороной деятельности заговорщиков занимался фон Тресков); стало возможным в связи с тем, что Штауффенберг в октябре 1943 года был назначен руководителем «общего войскового ведомства» в штабе резервной армии; то есть фактически стал заместителем Ольбрихта. Непосредственное включение Штауффенберга в заговорщический центр на Бендлерштрассе (там находился штаб резервной армии) имело большое значение для развития заговора. Отныне фактическим руководителем этого исполнительного центра стал Штауффенберг. Активность молодых офицеров в верховном командовании армии по-прежнему была направлена на организацию покушения на Гитлера. Однако в отличие от предыдущих попыток покушения акции офицеров в этот период были согласованы с заговорщическим центром и основаны на «плане Валькирия».

Одна из таких попыток связана с именем Гельмута Штифа, офицера, служившего в верховном командовании армии. С помощью полковника Фрейтаг-Лорингофена, офицера «Абвера»; он переправил в ставку Гитлера бомбу с часовым механизмом. До поры до времени ее спрятали в одной из деревянных башен, в которых размещалась охрана Гитлера. Однако по невыясненным обстоятельствам бомба взорвалась в башне. Заговорщикам с большим трудом удалось замять это дело. Еще одна попытка покушения в ноябре 1943 года была приурочена к смотру новых образцов военного обмундирования; на котором должен был присутствовать Гитлер. Предполагалось, что один из офицеров, который будет служить «манекеном»  во время смотра, спрячет в карман бомбу; и взорвется вместе с Гитлером. Все приготовления были окончены; однако из-за воздушного налета смотр не состоялся;  – все образцы погибли в результате бомбежки. Наконец, в конце декабря 1943 года еще одну попытку покушения на Гитлера предпринял Клаус фон Штауффенберг.

***

26 декабря он был вызван в ставку Гитлера на совещание по вопросу о резервах. Штауффенберг прибыл в Растенбург, держа у себя в портфеле бомбу, но совещание было отменено. Хотя правое крыло заговорщиков под руководством Герделера дало согласие на «план Валькирия»; и было связано с заговорщическим центром в штабе резервной армии; оно не отказалось от своих старых проектов, которые предусматривали сговор с представителями фашистской верхушки. К рассматриваемому периоду относится попытка группы Герделера установить контакт непосредственно с Гиммлером; и с его помощью добиться заключения сепаратного мира на Западе. Герделер и его сторонники понимали практические действия совершенно по-иному, чем Штауффенберг и его группа. Они решили перетянуть на свою сторону некоторых фашистских главарей и среди них главным образом Гиммлера.

Для того чтобы понять, почему именно на Гиммлере группа заговорщиков во главе с Герделером остановила свой выбор; следует проследить настроения фашистского руководителя СС; и его попытки независимо от Гитлера установить связи с западными правительствами. Хотя далеко не все факты, касавшиеся этих попыток, были известны заговорщикам; информация, которой они располагали, об общих настроениях и некоторых важных частных акциях, которые Гиммлер предпринимал через агентов «Абвера»; делала, по их мнению, прямое обращение к Гиммлеру вполне возможным. Послевоенные публикации позволяют теперь дополнить информацию, которой располагали заговорщики.

***

Биограф Роммеля Десмонд Янг сообщил, что фельдмаршал Роммель во время посещения штаб-квартиры Гитлера в мае 1943 года откровенно высказал фюреру свои сомнения в возможности добиться победы; и якобы получил от него весьма озадачивший его ответ; «Да, я знаю, необходимо заключить мир с той или другой стороной, но никто не хочет заключать со мной мира». Если такого рода настроения одолевали время от времени даже Гитлера; то среди некоторых его приближенных они проявлялись все чаще и определеннее. Герхард Риттер писал, что Гиммлер «уже очень давно, в начале великой русской авантюры, носился с мыслью заключить сепаратный мир с Англией, чтобы воевать лишь вместе с западными странами на одном фронте  – против Советского Союза». Об этих настроениях, распространившихся в фашистской верхушке, было известно многим заговорщикам.

Интересно отметить, что в своем письме к фельдмаршалу фон Клюге, датированном 25 июля 1943 г. Герделер писал: «Я могу, если вы хотите, заполучить в качестве союзников господина Геббельса; или господина Гиммлера; ибо они уже давно поняли, что, оставаясь с Гитлером, пропадут». По сообщению Аллена Даллеса, Герделер в разговоре с Якобом Валленбергом в мае 1943 года также заявил, что «к ним (т. е. к заговорщикам. – Д. М.) обращались от имени Гиммлера»68. Это сообщение подтверждается дневником Ульриха фон Хасселя. В нем записан разговор между его женой и швейцарским дипломатом Карлом Буркхардтом. Бурк- хардт сообщил, что доверенный от Гиммлера спросил, «согласна ли Англия заключить мир с Гиммлером». Вскоре после этого Хасселя посетил «молодой человек из СД», некий Данфельд, и намекнул ему на то, что в ближайшем окружении Гиммлера многие задумываются над возможностью заключить сепаратный мир с Англией.

***

В воспоминаниях одного из ближайших помощников Гиммлера, Вальтера Шелленберга, содержатся новые сведения об усилиях фашистской разведки заключить сепаратный мир на Западе. Шелленберг сообщил о беседе с Гиммлером еще в августе 1942 года. Во время этой беседы Гиммлер поручил Шелленбергу выяснить возможность заключения компромиссного мира с западными державами. Шелленберг сообщил Гиммлеру о некоторых шагах, предпринятых его управлением (политической разведкой.). Получив согласие Гиммлера на продолжение мирного зондажа; Шелленберг установил контакт с генеральным консулом Англии в Цюрихе; и передал ему условия мира, одобренные Гиммлером. Согласно этим условиям, новое правительство после своего прихода к власти отведет германские вооруженные силы из Северной Франции; Голландии и Бельгии; сохранив в составе рейха Австрию, Судеты и западную часть Польши… Английский представитель передал условия Гиммлера-Шелленберга в Лондон; и сообщил, что «получил от Черчилля полномочия на ведение неофициальных переговоров».

Далее Шелленберг записал, что переговоры с Англией зашли в тупик, так как им противодействовал Риббентроп. В начале 1943 года начальник отдела юго-восточной Европы в 6-м управлении фашистской разведки Вильгельм Хеттль установил связь с Алленом Даллесом. По сообщению Хеттля, 6-му управлению удалось заполучить шифр, которым Даллес пользовался для передачи своих сообщений в США. Таким образом гитлеровские разведчики ознакомились со всеми секретными материалами Даллеса. Контакт между 6-м управлением и Даллесом длился на всем протяжении 1943 года. Уполномоченный 6-го управления под вымышленной фамилией Бауэр встретился с сотрудником Даллеса «мистером Робертом». Позже состоялась еще одна встреча между уполномоченным Шелленберга, называвшим себя «Паульсом», и американским агентом «доктором Баллем». Как выяснилось из документов, захваченных советскими войсками в Германии, под фамилией Паульс скрывался князь Гогенлоэ, а под фамилией доктор Балль  – сам Аллен Даллес. Князь Гогенлоэ передал Даллесу условия сепаратного мира, выработанные Гиммлером.

***

Эти условия, как сообщила историческая справка Совинформбюро «Фальсификаторы истории»; предусматривали образование общего фронта гитлеровской Германии; и западных держав для продолжения войны против Советского Союза. Наконец, в июне 1943 года Гиммлер послал директора банка Раше к Якобу Валленбергу, находившемуся тогда в Берлине; с тем чтобы узнать его мнение о возможности заключения мира с западными державами в случае прихода его, Гиммлера, к власти. Раше задал Валленбергу такой вопрос: «Заключат ли западные державы мир, если Гитлера больше не будет?». Валленберг уклонился от ответа на этот вопрос. О своей встрече с Раше он информировал Герделера. 26 августа 1943 г. в здании фашистского министерства внутренних дел один из видных заговорщиков Попитц встретился с Гиммлером. Встреча была подготовлена Лангбеном, другом Попитца, и личным адъютантом Гиммлера Карлом Вольфом.

Во время встречи Попитц поставил перед Гиммлером вопрос о том, как он относится к идее «ограничения» функций Гитлера; заявив, что Гитлер, мол, «перегружен» и что необходимо снять с него «бремя ответственности». По сообщению А. Даллеса, Гиммлер внимательно выслушал Попитца и дал понять, что он относится к его идее положительно. Попитц рассказал Гиммлеру о своих беседах с председателем Международного Красного Креста, швейцарским профессором Буркхардом; по вопросам возможного мира между Англией и Германией. Гиммлер спросил у Попитца, что, по мнению Буркхарда, Англия и США готовы заключить сепаратный мир с Германией? Попитц ответил, что союзники никогда не заключат мира с Гитлером; так как он не соблюдает договоров; но Гиммлера, как возможного партнера по переговорам, они признали бы.

***

Попитц подробно информировал об этой беседе Герделера и других деятелей заговора; причем подчеркнул что, по его мнению, Гиммлер «в принципе не возражает» против изложенных им идей. После беседы с Попитцем Гиммлер вновь активизировал свою деятельность по установлению контактов с представителями западных держав. С ведома Гиммлера в Берн вторично отправился доктор Лангбен. В Берне он встретился с британскими и американскими деятелями разведки. Однако для Лангбена эта поездка оказалась роковой; 6-е управление фашистской разведки перехватило шифрованную телеграмму не то британских, не то американских агентов Даллеса; сообщавших, что в Швейцарию прибыл эмиссар Гиммлера для прощупывания почвы о возможности заключения сепаратного мира. После возвращения из Швейцарии Лангбен был арестован, а впоследствии казнен. После того как швейцарский канал связи был закрыт, переговоры агентов Гиммлера с западными державами продолжались в Швеции.

Туда прибыл в октябре 1943 года один из приближенных Гиммлера, его личный врач Феликс Керстен. При посредничестве шведского знакомого Граффмана он встретился с американским дипломатом, называвшим себя «Хьюитт». Как сообщал Керстен, Хьюитт заявил о своей готовности наладить контакт между Гиммлером и правительством США; если будут приняты следующие конкретные условия: эвакуация войск с оккупированных территорий; роспуск отрядов СС и нацистской партии; организация свободных выборов в Германии под американо-английским контролем; наказание военных преступников и установление контроля над германской военной промышленностью.

***

Керстен передал эти условия Гиммлеру. Поскольку переговоры приняли такой конкретный характер, 9 ноября 1943 г. в Стокгольм прибыл сам Шелленберг. Через Керстена он сообщил Хьюитту, что Гиммлер готов принять условия американцев; за исключением пункта о наказании военных преступников. Однако в конце 1943 года переговоры прекратились. В это время в Тегеране состоялась первая конференция глав правительств трех держав (США, Англии и СССР); на которой были приняты согласованные решения о ведении войны и о принципах сотрудничества в послевоенное время. Продолжать сепаратные переговоры с фашистскими деятелями в таких условиях было невозможно.

В правящем лагере Германии все более ясно осознавали неизбежность катастрофы, если не принять срочных мер для окончания войны. Разброд в военных и чиновничьих кругах усилился. Это придало новую силу заговору, расширило его базу. Вместе с тем активизация деятельности заговорщиков не могла не остаться незамеченной и для гестапо. Начались первые аресты заговорщиков. Гестапо начало распутывать нити, которые вели к штабу заговора. Еще в апреле 1943 года гестапо арестовало Дитриха Бонхефера, Йозефа Мюллера и Ганса фон Донаньи. Все они были связаны с заговорщической группой в фашистской разведке. Чтобы избегнуть дальнейших разоблачений, Остер был уволен в отставку руководителем «Абвера» Канарисом. На первых порах арест трех деятелей заговора не привел к дальнейшим разоблачениям. Это обстоятельство свидетельствовало не столько о стойкости арестованных, сколько о том, что сам Гиммлер не был, по-видимому, заинтересован в серьезном разбирательстве.

***

Факты говорят о том, что Гиммлер был информирован о действиях разведки, которая занималась установлением и поддержанием контактов с представителями Англии и США. Этим в значительной мере объясняется тот факт, что глава гестапо смотрел до поры до времени сквозь пальцы на дела всех тех лиц из лагеря заговорщиков, которые были так или иначе связаны с Англией и США и могли пригодиться ему для осуществления его собственных планов. Однако в январе 1944 года гестапо схватило всех членов группы Зольфа, в которую входили некоторые дипломаты и высшие чиновники. Вскоре был арестован также Гельмут фон Мольтке, руководитель «кружка Крейзау», который оказался связанным с некоторыми деятелями из группы Зольфа. Аресты заговорщиков из группы Зольфа могли повести к раскрытию деятельности весьма широкого круга лиц. Естественно, что это вызвало большую тревогу среди руководящего ядра заговора. Все больше заговорщиков настойчиво призывали к немедленным действиям.

 Третий этап заговора наступил после начала весеннего наступления советских войск 1944 года, которое, развиваясь стремительными темпами, отбросило германскую армию к границам Восточной Пруссии и Румынии. Война вплотную приблизилась к территории рейха и государств  – союзников Германии. Для этого этапа характерны два важных решения заговорщического центра. Во-первых, было окончательно установлено, что непосредственное исполнение решения об убийстве Гитлера возьмет на себя Штауффенберг. Все организационные и технические приготовления к убийству Гитлера сосредоточились в штабе резервной армии; оттуда должен был исходить сигнал к введению в действие «плана Валькирия».

***

Во-вторых, катастрофическое положение на Восточном фронте заставило заговорщиков изменить тактику в переговорах с Западом о сепаратном мире. Они настаивали на том, чтобы посвященные в заговор генералы вступили в непосредственный контакт с командующими войсками союзников на Западе и договаривались с ними на месте о перемирии. По сути дела это был план открытия Западного фронта английским и американским войскам. Реакцию заговорщиков на весеннее наступление советских войск можно охарактеризовать словами: нельзя больше терять ни минуты с осуществлением планов покушения. Руководители заговора беспрерывно повторяли, что спасти положение могут только самые срочные и неотложные меры. В марте 1944 года Герделера посетил генерал Хольтиц, который рассказал ему о совершенно безнадежном положении гитлеровцев на Восточном фронте.

Еще до этого Якоб Валленберг в разговоре с Герделером заявил, что, если переворот не совершат в ближайшем будущем, «он потеряет всякий смысл, ибо будет поздно»; «Под влиянием все более панических сообщений о крушении Восточного фронта.., -пишет Риттер, -Штауф- фенберг, видимо, уже в начале июня решил сам устранить Гитлера, хотя все его друзья возражали против этого; но Штауффенберг не хотел терять больше ни одного дня». В начале июля 1944 года Герделер сообщил Штауф- фенбергу, что положение на советско-германском фронте еще более ухудшилось и что заговорщикам необходимо немедленно «организовать прорыв вперед».

В это же время фон Тресков сообщил Ольбрихту, что Центральный участок фронта полностью вывели из строя: 27 германских дивизий большевики уничтожили, и советские танковые соединения находятся в ста километрах от главной квартиры Гитлера в Растенбурге. «Поскольку положение на Востоке и на Западе стало совершенно безнадежным, – писал он позже об этом периоде, – перед нами встал вопрос, следует ли еще вмешиваться в развитие событий и не лучше ли иасным дать идти своим ходом, чтобы люди окончательно поняли, кто ответствен за создавшееся положение.

***

Я находился в потрясении и предложил Беку тотчас же отправиться на Западный фронт. Нужно переговорить с Клюге, а затем уже решить, следует ли нам предпринимать какие-либо акции и какие именно. Бек обещал посоветоваться насчет моего предложения с Штауффенбергом. У заговорщиков в тот период возникла даже мысль о том, чтобы совершить «дворцовый переворот» с помощью английских и американских войск. С этой целью в конце марта  – начале апреля Герделер и Бек предприняли еще одну попытку вступить в контакт с западными державами. Через Гизевиуса, который с 1943 года являлся вице-консулом и уполномоченным «Абвера» при германском консульстве в Цюрихе, они связались с А. Даллесом.

Бек и Герделер предложили Даллесу полностью прекратить всякое сопротивление германских войск американским и английским войскам и облегчить дальнейшую высадку союзных войск во Франции. Они уверяли, что главнокомандующие основными участками Западного фронта Рундштедт и Фалькенхаузен издадут соответствующие приказы по войскам. Более того, руководители заговора обещали Даллесу, что они примут меры, чтобы должным образом встретить парашютные десанты Англии и США «во всех ключевых пунктах Германии». Три парашютных дивизии английских и американских войск должны высадиться в районе Берлина. Причем указывалось, что эти войска встретит сам комендант Берлина. Дальнейшая высадка союзных войск предполагалась в районах Гамбурга и Бремена. Речь, таким образом, шла не только о том, чтобы открыть фронт на Западе, но и о том, чтобы помочь англичанам и американцам оккупировать германскую территорию, с тем чтобы помешать победоносному продвижению советских войск.

***

Лишь после всего этого новое германское правительство (т. е. правительство Герделера  – Бека) должно было начать переговоры о мире с правительствами Англии и США. Некоторые источники говорят о том, что и сам Шта- уффенберг в этот период предпринял шаги, чтобы связаться с западными державами. В своих показаниях гестапо Герделер сообщил о беседе с Штауффенбергом в июне 1944 года, во время которой Штауффенберг якобы сообщил ему, что он передал планы заговорщиков непосредственно Черчиллю. Это сообщение сначала было переправлено одному из заговорщиков регирунгс-прези- денту Потсдама Бисмарку, связанному с Валленбергом, и при помощи последнего  – Черчиллю. Герделер также сообщил, что позже, 18 июля, Штауффенберг вновь заявил ему, будто он установил непосредственную связь с Черчиллем.

Некоторые западногерманские историки утверждают также, что Штауффенберг якобы пытался установить в те дни контакт и со штабом Эйзенхауэра. Планы заговорщиков  – открыть фронт союзным войскам на Западе  – требовали согласия командующих участками фронта на Западе. С этой целью во Францию были отправлены доверенные лица заговорщиков, которые должны были связаться с командующими германскими войсками на Западном фронте. Большие надежды заговорщики возлагали при этом на фельдмаршала Роммеля. Впервые связи заговорщиков с Роммелем были установлены еще в феврале 1944 года.

По поручению руководителей заговора к Роммелю обратился с предложением присоединиться к заговору один из его старых знакомых, бывший обер-бургомистр Штутгарта Карл Штрелин 9І. Роммель дал принципиальное согласие участвовать в заговоре, и в его штабе началась разработка условий перемирия, которые должны были быть переданы Эйзенхауэру в середине июня ®2. План Роммеля состоял в том, чтобы прекратить сопротивление на Западе и концентрировать все войска на Востоке. Союзники должны были дать обязательство прекратить воздушные налеты на Германию. На Востоке же война должна была продолжаться с удвоенной силой.

***

Роммель в этот период командовал армейской группой «Б», одной из двух групп, которые входили в состав войск главнокомандующего Западным фронтом фельдмаршала Рундштедта. 2 июля 1944 г. Рундштедт был сменен фон Клюге. Таким образом, отныне на Западе заговорщики располагали доверенным лицом на весьма высоком посту. Фон Клюге, вступив в свою должность, отправил одного из заговорщиков  – фон Хофаккера, племянника Штауффенберга, к Беку с сообщением, что считает военное положение Германии совершенно безнадежным и готов присоединиться к заговору, если Гитлер будет устранен. 9 июля Хофаккер передал Роммелю настоятельное требование Бека закончить войну на Западе как можно быстрее сепаратным путем. В это же время руководители заговора направили одного из заговорщиков  – Отто Иона  – в Мадрид с поручением связаться со штабом Эйзенхауэра и сообщить ему о планах сепаратной капитуляции на Западе.

Ион передал это поручение через американского военного атташе в Мадриде в штаб Эйзенхауэра. Однако ответа из штаба Эйзенхауэра не последовало94. Американское командование относилось весьма положительно к планам сепаратной капитуляции на Западе, однако было слишком осторожным, чтобы связать себя какими-либо официальными обещаниями. В середине июля в штабе Роммеля планы сепаратной капитуляции на Западе были разработаны во всех деталях. Но 17 июля машина Роммеля потерпела аварию, и сам Роммель был тяжело ранен. На некоторое время дальнейшие меры по осуществлению этих планов пришлось отложить. Однако катастрофическое положение на фронте не оставляло заговорщикам много времени для раздумий. Действовать надо было незамедлительно. Закончились последние приготовления к покушению. В заговорщический центр на Бендлерштрассе была доставлена бомба с взрывным механизмом. Штауффенберг в течение нескольких недель упражнялся в обращении с механизмом бомбы, пользуясь для этого специальными щипцами, поскольку рука у него была сильно изуродована.

***

6 июля Штауффенберг встретился в Берхтесгадене с генералами Фельгибелем и Штифом, для того чтобы договориться о деталях организации покушения на Гитлера. 11 июля 1944 г. Штауффенберг прибыл на совещание в ставку фюрера в Берхтесгаден, спрятав бомбу в портфель. Однако он отказался от покушения, поскольку на совещании не присутствовали ни Гиммлер, ни Геринг, которые по замыслу заговорщиков должны были быть убиты вместе с Гитлером. В ночь с 12 на 13 июля состоялась беседа Гизевиуса с Штауффенбергом. Гизевиус заявил, что все надежды на заключение сепаратного мира до осуществления заговора рухнули и что сейчас дело заключается в том, «каким образом будет завершен заключительный акт  – изнутри или извне».

15 июля Штауффенберг опять был вызван на совещание в ставку Гитлера в Растенбург. В портфеле у него вновь была бомба. Но в тот самый момент, когда он хотел привести в действие механизм, Гитлер покинул помещение, в котором происходило совещание. К этому времени в берлинском штабе заговора уже успели передать по каналам условный сигнал «Валькирия». С большим трудом удалось приостановить действия, предусмотренные «планом Валькирия», не вызвав подозрения у гестапо. Наконец 16 июля состоялось совещание ближайших друзей Штауффенберга в квартире его брата в Берлине.

***

В совещании приняли участие кроме Клауса Штауффенберга и его брата фон Тротт, фон Хофаккер, Фриц Шуленбург. После того как вновь было констатировано совершенно безнадежное положение на всех фронтах, участники совещания пришли к заключению, что необходимо всячески форсировать переговоры о заключении перемирия на фронтах непосредственно между командующими войсками. Но в отличие от Бека и Герделера Штауффенберг и его друзья полагали, что эти переговоры необходимо вести «не только с противниками на Западе, но и с Советским Союзом, причем старый Шуленбург, бывший посол в СССР, и бывший военный атташе в Москве (генерал Кестринг) должны были участвовать в этих переговорах как специалисты. При переговорах с англо- американской стороны должен был присутствовать фон Тротт». Это было последнее совещание заговорщиков перед покушением 20 июля 1944 г.

Как видно из принятых на нем решений, Штауффенберг и его группа стояли на той точке зрения, что необходимо отказаться от порочной односторонней ориентации и что переговоры о мире следует вести как с западными странами, так и с Советским Союзом. Это отличает взгляды Штауффенберга и его группы от взглядов других руководителей заговора, добивавшихся лишь спасения германского милитаризма и создания общего фронта германских империалистов и империалистов США и Англии для борьбы против Советского Союза и сил демократии в Германии и в Европе.

источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80_20_%D0%B8%D1%8E%D0%BB%D1%8F