Ева Базан, архивариус музея Освенцим-Биркенау, сравнивает свою работу с недавно появившимися записями с составлением «головоломки», которая раскрывает новые имена и истории обитателей нацистского лагеря смерти. Девяносто процентов досье печально известного лагеря охранники уничтожили до того, как сбежали. Но недавно завершившееся двухлетнее сотрудничество с архивом Арользена в Германии принесло новую информацию.

 «Мы не знали, чего ожидать, когда начинали проект», – сказала Базан едва скрывая свои эмоции.

 В результате исследований проведенной Евой Базан и ее коллегами, установлено примерно 4000 ранее неизвестных личностей заключенных лагеря Освенцим.
 В результате исследований проведенной Евой Базан и ее коллегами, установлено примерно 4000 ранее неизвестных личностей заключенных лагеря Освенцим.

В результате терпеливости и исследования, проведенное Базан и ее коллегами, позволило раскрыть ранее неизвестные личности, они установили данные о 4000 ранее неизвестных заключенных лагеря, получили дополнительную информацию на 26000 человек. Сейчас известны личности около 300 000 заключенных из 400 000, которые содержались в лагере. Среди имен, обнаруженных Базан и ее командой, – имена французского борца сопротивления и художника Леона Деларбре;  польского художника Францишека Язвецкого. Они рисовали   портреты заключенных, которые выставили в музее лагеря.

текст, письмо: Базан сказал, что проект был «искренним желанием» откликнуться семьям, которые ежегодно связываются с музеем для получения информации о своих близких.

Через какое то время двух художников перевели из Освенцима в Бухенвальд. В записях этого лагеря, которые сохранились в архивах Арользена, была обнаружена новая информация о них.

Досье Деларбре имеет фотографию, его адрес во французском городе Бельфор, дата его рождения, описание его внешнего вида, включая отсутствующие зубы, и дату его перевода из одного лагеря в другой.

Деларбре и Язвецки выжили в лагерях. Но Язвецки умер от туберкулеза через год после освобождения.

Кшиштоф Антончик, заведующий цифровым архивом музея, сказал, что помимо заключенных лагеря, туда доставили 905 000 человек. Которых по прибытии сразу уничтожали. О них не оставили никаких записей.

«Иногда их имена появляются только в транспортных перевозных документах, которые использовали нацисты», – сказал он.

***

Архивы Арользена содержат около 30 миллионов документов, в том числе архивы СС и гестапо. Они также содержат и записи из концентрационных лагерей. На протяжении многих лет они предоставляли информацию семьям бывших заключенных. Только с 2007 года эти данные стали доступны для научных исследований.

Досье могут содержать непредвиденную информацию. Одна запись иногда содержит подробную информацию обо всех членах семьи заключенного; их имена и возраст. А также упоминание о том, содержались ли они также в Освенциме или другом лагере; умерли или были перемещены.

«С помощью одного имени можно узнать кое-что и о других людях, которых содержали в Освенциме», – сказала Базан. В рамках проекта оцифровано в общей сложности 120 000 документов, касающихся заключенных Освенцима. Например среди открытий было много записей о венгерских евреях, которые были перевезены в Освенцим после мая 1944 года. Однако их имена не фигурируют ни в одном другом архиве. Двое из них, братья Йено и Мор Хоффманн,  перевезены из Освенцима в Бухенвальд и обратно. В досье есть имена их родителей и жен, которые тоже были заключенными.

***

«Освенцим – самое большое кладбище в мире без гробниц», – сказал Антончик, сравнивая расширяющийся цифровой архив с «своего рода эпитафией» для жертв.

«Мы хотим установить личности как можно большего числа заключенных», – сказал он.

Используя базы данных и цифровые технологии, исследователи теперь могут отслеживать маршруты, по которым заключенные перемещались по нацистским лагерям Европы. Базан, проработавшая в музее 20 лет, сказала, что их проект это искреннее желание помочь тысячам семей, которые ежегодно обращаются в музей за информацией о своих близких. «Когда кто-то приходит к нам в надежде узнать что-то о своих родственниках, и мы не можем им помочь, это нас тоже очень огорчает. «Для родственников важна малейшая деталь», – сказала она, выразив сожаление по поводу того, что некоторые имена «потеряны навсегда».

источник: https://www.msn.com/