ПОСЛЕДНЯЯ ЭКСПЕДИЦИЯ ФОСЕТТА

начало http://inftaran.info/фосетт-искатель-древней-цивилизации/

      Последняя экспедиция Фосетта. После завершения неудачной экспедиции в штат Баия Фосетт испытывал чувство сильного разочарования. На какое-то время он вообще утратил веру в возможность обнаружить в Бразилии остатки древней цивилизации. Вернувшись в Британию, он поселился вместе со своей семьей в городке Стоук-Кенон близ Эксетера. В родном для него графстве Девон. Оставшись почти без средств к существованию, он занялся работой над рукописью своей книги. Озаглавленной «Путешествия и тайна в Южной Америке».

Перси Харрисон Фосетт в зрелые годы
Перси Харрисон Фосетт в зрелые годы

В 1924 году он ее закончил, и предложил для публикации нескольким лондонским издательствам, однако интерес к исследованиям Фосетта к этому времени слегка поутих, и ни одно из них рукопись так и не заинтересовала. Однако позднее именно она легла в основу книги, подготовленной к печати Брайаном Фосеттом, и ныне известной нам на английском языке под названием «Exploration Fawcett» или же в русском переводе как «Неоконченное путешествие».

****

       В этот же период Фосетт начинает активно сотрудничать с журналом «The Occult Review». Для которого он написал ряд статей. В них Фосетт произнес немало хвалебных слов в адрес теософии и Белого Братства. Которое из скрытых от посторонних глаз укрытий осуществляет контроль над всей планетой. И прилагает всяческие усилия для совершенствования человечества с помощью своих посланцев. Общий смысл сводился к тому, что каждому надо самому прилагать максимум усилий для личного самосовершенствования. В целом по стилю изложения чувствуется, что Фосетт был сведущ в вопросах теософии. Он достаточно свободно владел соответствующей терминологией.

       Но чисто литературного труда для весьма деятельной натуры полковника было, конечно, явно недостаточно. Через какое-то время шок от предыдущих неудач у него прошел. Он, по всей видимости, опять начал наводить справки о предмете своих изысканий. По всей видимости, полученная информация показалась Фосеттк весьма убедительной. Поскольку прежние мечты удивить мир великими открытиями вспыхнули у него с новой силой.

Фосетт, Рэйли Раймелл и один из бразильских проводников в лагере Мертвой Лошади
Фосетт, Рэйли Раймелл и один из бразильских проводников в лагере Мертвой Лошади

****

       Правда, как позднее выяснилось, источники информации, которыми пользовался Фосетт, оказались весьма специфическими. Известно, что в это время он окружает себя спиритами. Вместе с которыми устраивал сеансы общения с потусторонним миром. Как-то так уж получилось, что души умерших не только охотно подтверждали реальность существования таинственного города Z, но и сообщали о нем массу дополнительных подробностей.

       Как бы там ни было, но Фосетт всецело доверял полученным сведениям. Во всяком случае, как раз тогда в своем дневнике он делает запись о том, что еще остается вероятность того, что, по крайней мере, некоторые из древних бразильских городов все же на самом деле существуют.

       На основании полученной информации он даже наметил предварительный маршрут для следующей экспедиции. От лагеря Мертвой Лошади, расположенного в точке с координатами 11° 43′ южной широты; 54° 35′ западной долготы Фосетт намеревался проследовать в северо-восточном направлении. В сторону реки Шингу. Переправиться через нее и углубиться в лес, простирающийся между Шингу и рекой Арагуая. Потом он планировал пройти несколько севернее, до 9 – 10° южной широты ; и далее двигаться в сторону городка Санта – Мария – ду – Арагуая, а оттуда выйти по тропе к реке Токантинс в том месте, где расположены поселки сборщиков каучука Порту-Насионал или Педру-Афонсу.

****

Далее путь экспедиции должен был пролегать между 10° 30′ и 11° 00′ южной широты до высокогорья, расположенного между штатами Гояс и Баия, а уже оттуда путешественники намеревались пройти горами между штатами Баия и Пиауи к реке Сан-Франсиску. Ее планировалось пересечь где-то в районе городка Шики-Шики, а потом, как писал полковник, «если хватит сил, посетим старый покинутый город 1753 года, который лежит примерно на 11° 30′ южной широты и 42° 30′ западной долготы».

       На этом экспедицию предполагалось завершить. Ее участники, на поезде, должны были по железной дороге доехать до города Баия.

       Эти наброски маршрута предназначались исключительно для личного пользования. И поэтому у нас, вроде бы, нет никаких оснований сомневаться в их достоверности. Кроме того, Фосетт их приводит и в конфиденциальном письме руководству Королевского географического общества. Которое он написал 13 апреля 1924 года. Он также вряд ли стал бы сознательно вводить их в заблуждение. Фосетт рассчитывал получить от них некоторую финансовую поддержку. Следовательно, в какой-то из точек намеченного маршрута Фосетт и рассчитывал найти остатки Атлантиды. Или же некий таинственный пункт Z. Как видим, от планов добраться до гор Сьерра – ду – Ронкадор он к этому времени отказался.

****

       Полковник наметил себе в спутники своего старшего сына Джека. Ему на тот момент исполнился двадцать один год. Вроде бы он мечтал стать киноактером. В то время в Британии, не оправившейся от Первой мировой, любую работу было найти нелегко. Поэтому в 1920 – 1921 годах; когда Фосетт отправился в свою первую экспедицию на поиски затерянных бразильских городов; его семья в полном составе перебралась жить на Ямайку.

       Там Джек устроился работать подпаском на большой скотоводческой ферме в районе Монтего-Бей. Когда же семья решила вернуться обратно в Британию; убедившись в том, что условия жизни на острове слишком тяжелы для европейцев, Джек отправился в Калифорнию. Там ему пришлось работать то сборщиком апельсинов, то паромщиком в речной инспекции. Он пробовал даже сниматься в Голливуде, но неудачно. Спустя какое-то время он вернулся домой к родителям в Стоук-Кенон.

       Третьим членом экспедиции стал школьный приятель Джека Рэйли Раймелл. Он родился в 1902 году в городке Ситон, расположенного неподалеку от Стоук-Кенона. Его отец был хирургом, прослужившим много лет в британском военно–морском флоте. Он умер от рака в 1917 году. И все заботы о воспитании сына легли на плечи его матери – Элси Раймелл.

****

       С Джеком Фосеттом Рэйли познакомился еще в школе-интернате. В которую он, точно также как и его приятель, поступил в 1910 году. По воспоминаниям знавших их людей, они оба отличались высоким ростом. Были крепкого телосложения, и при случае могли постоять за себя. Возможно, сблизило их то, что они оба мечтали стать киноактерами. Хотя, не исключено, что в данном случае проявилось влияние Джека. Который в этом дуэте всегда играл ведущую роль.

       После окончания школы жизнь на некоторое время развела друзей. Вновь они встретились совершенно случайно на Ямайке в 1920 году, где Рэйли в то время

 работал сборщиком на плантации кокосовых пальм, принадлежавшей североамериканской «Юнайтед Фрут компани». Затем, еще раньше Джека, он отправился в Калифорнию. Где сменил множество занятий, в том числе пробовал сниматься в кино. Но также не очень удачно.

     Рэйли Раймелл

       В целом, Рэйли Раймелл ничем особо не отличался от большинства из своих сверстников. И без всякого сомнения, в состав экспедиции он попал только благодаря «протекции» Джека. Очевидно, свою роль сыграло и увлечение Рэйли фотоделом. Было решено, что он станет фотографом экспедиции. Он запечатлеет на пленку все ее перипетии и достижения.

       Известно, что сопровождать Фосетта в этой экспедиции; вызвался даже знаменитый британский путешественник и разведчик; Лоуренс Аравийский (1888-1935). Помимо романтики странствий, его могла привлекать и чисто научный интерес. Поскольку ранее Лоуренс неоднократно принимал участие в археологических раскопках на Ближнем Востоке. И даже написал несколько книг по истории. Но полковник ему отказал. Очевидно, справедливо полагая, что двум таким ярким личностям ужиться в маленьком коллективе будет чрезвычайно сложно.

****

       Как всегда, остро стоял вопрос о финансировании намечавшегося предприятия. Собственных денег у Фосетта для оплаты всех предстоящих расходов, естественно, не было. А найти богатого мецената со стороны долгое время не удавалось. Дело в том, что уже упоминавшийся нами американский исследователь Александр Гамильтон Райс; на основании собственного неудачного опыта пришел к однозначному выводу; что никаких остатков древней цивилизации в бассейне Амазонки нет. О чем он и поспешил уведомить общественность через прессу. Естественно, такое заявление не могло не подорвать веру в успех начинаний Фосетта.

       Не мог он больше рассчитывать и на помощь со стороны правительства Бразилии. К этому времени его старый знакомый президент Пессоа уже ушел в отставку. А у сменившего его на этом посту Артура да Силва Бернардеса (1922-1926); хватало проблем и без Фосетта.

       Полковник уже совсем, было, потерял всякую надежду. Нонеожиданно ему все-таки удалось заключить контракт с Североамериканским газетным объединением. Согласно условиям достигнутого соглашения; Фосетт должен был любыми доступными ему способами отправлять репортажи из труднодоступных и малоисследованных районов Бразилии; по которым будет проходить его путь. А в обмен на это газетное объединение обязалось предоставить ему все необходимые средства.

****

       Кроме того, несколько тысяч долларов выделили Географическое общество США и Музей истории американских индейцев. В конце концов, к ним присоединилось и Королевское географическое общество. Которое также выделило символическую сумму денег. Очевидно для того, чтобы обозначить свое участие в столь грандиозном мероприятии на случай его успеха. Более того, в XLIX томе ведомственного издания «The Geographical Journal» было опубликовано краткое; всего на двух страницах; сообщение об отъезде Фосетта в Центральную Бразилию с пожеланием ему всяческих успехов.

       Наконец, все приготовления были завершены. Фосетт с сыном отправляются в конце 1924 года в Нью-Йорк. Там у них заранее была назначена встреча с Рэйли Раймеллом.

Фосетт накануне отъезда в последнюю экспедицию
Фосетт накануне отъезда в последнюю экспедицию

       Известно, что перед отъездом из Нью-Йорка, в январе 1925 года; Фосетт имел встречу с известным специалистом по культуре индейцев; доктором Кларком Висслером (1870-1947); работавшим в то время в Музее истории американских индейцев. Вероятно, они в последний раз решили сверить планы перед расставанием.

****

       В Нью-Йорке Фосетт и его спутники сели на пароход «Вобан»; компании «Лэмпорт и Хольт»; со штаб-квартирой в Ливерпуле ; следовавший в Буэнос-Айрес с заходом в Рио – де – Жанейро. Надо сказать, что «Вобан» считался одним из лучших пассажирских лайнеров того времени. А компания, которой он принадлежал, считалась одной из крупнейших и самых надежных в мире. Ее престиж сильно подорвала катастрофа; случившаяся с одним из ее пароходов в 1928 году в районе Барбадоса.

Самое негативное впечатление произвел не сам факт катастрофы; которые, что поделаешь, иногда случаются с морскими судами; а тот факт, что в результате ее погибло большинство пассажиров из числа женщин и детей; но зато спаслись почти все члены команды. То есть, в критический момент крепкие здоровые мужчины бросились спасать сами себя. Они не оказывали никакой помощи более слабым и беззащитным. В итоге кампания вскоре обанкротилась.

****

       Однако вернемся к нашим путешественникам. По прибытии на место, они остановились в отеле «Интернасиональ». Он уже знаком Фосетту по его предыдущему посещению Рио – де – Жанейро. Затем он обратился в официальные инстанции за разрешением на проведение исследований. На этот раз ему никто препятствовать не стал. Возможно, потому, что бразильские власти уже достаточно хорошо знали полковника по его предыдущим исследованиям. И больше не сомневались в искренности его намерений. К тому же такое разрешение было всего лишь пустой формальностью. И по сути дела, ни к чему не обязывало обе стороны. На практике власти не контролировали громадные внутренние пространства Бразилии.

       К тому же, в стране уже второй год фактически шла гражданская война. Мятеж, поднятый одной из воинских частей, расквартированной в штате Рио – Гранди – ду – Сул; охватывал все новые и новые территории; в том числе и западную часть штата Мато-Гроссо. Во главе мятежа стоял капитан Луис Карлос Престос, ставший впоследствии генеральным секретарем компартии Бразилии. В такой ситуации властям, конечно, не было никакого дела до какой-то маленькой экспедиции.

****

       Наверное, последним человеком в Рио – де – Жанейро; с которым Фосетт консультировался относительно деталей маршрута, был доктор Аллонсо Лейер. Он много путешествовал по бразильским дебрям. И мог обладать какой-то важной информацией, представлявшей интерес для полковника. Годы спустя он вспоминал, что Фосетт был настроен весьма оптимистично. И не сомневался в конечном успехе задуманного им предприятия.

Фосетт накануне отъезда в последнюю экспедицию

       Наконец, все сборы были закончены. И в феврале 1925 года члены экспедиции отправились в город Сан-Пауло, столицу одноименного штата. А оттуда поездом проследовали до Порту-Эсперанса. Затем они добрались до городка Корумба, также хорошо знакомого Фосетту по его предыдущим путешествиям. Там он и его спутники пересели на пароход «Игуатеми». Который после долгого и утомительного путешествия по рекам Парагвай; Сан-Лоренсу и Куяба доставил их 3 марта в столицу штата Мато-Гроссо.

       По прибытии в Куябу; пока шли завершающие приготовления к экспедиции; Фосетт, как всегда, попытался получить у местных жителей какую-нибудь дополнительную информацию относительно предмета своего изысканий. С этим, как всегда, никаких проблем не возникло.

       Так, например, один индеец рассказал ему, что в джунглях; на территории проживания ужасных морсего и коксиби; стоит каменная башня, внутри которой горит неугасимый свет…

****

       Все это звучит, конечно, весьма заманчиво, но… Как тут не вспомнить историю Барко Сентенеро о городе Гран-Мохо; расположенном, якобы, как раз где-то в районе города Куяба; и о стоящей в нем башне с неугасимым светом. Уже говорилось, что эта история наверняка была знакома Фосетту. Поэтому получается, что индеец не сказал ему, по сути дела, ничего нового. Он просто подтвердил его собственные слова.

       Другой житель Куябы; со ссылкой на слышанные им рассказы индейцев; поведал Фосетту о том, что, опять же, где-то на территории проживания морсего находится город; состоящий из низких каменных зданий и многочисленных улиц, пересекающихся под прямыми углами. Имеются там также и несколько крупных зданий; а также огромный храм, в котором находится большой диск, высеченный из горного хрусталя. Недалеко от города расположен доселе никому не известный водопад, а ниже видна человеческая фигура, высеченная из белого камня, которая под напором воды движется взад-вперед.

****

       В последнем письме своему младшему сыну Брайану; Фосетт упоминал об еще одном городе; сведения о котором он получил от какого-то неизвестного нам информатора. Этот город, якобы, находится в центре горной долины, и к нему ведет вымощенная камнем дорога. Дома в нем низкие и небольшие по размерам. А главной его достопримечательностью является храм пирамидальной формы. В прилегающих к городу холмах видны следы горных выработок. Рядом с этим городом имеются и другие населенные пункты.

       Судя по всему, Фосетт не извлек никаких уроков из своего предыдущего неудачного опыта. По ряду характерных деталей хорошо видно, что все эти описания затерянных городов восходят к рукописи 1754 года. Полковник явно опять задавал вопросы; используя ту информацию, которая уже была известна ему самому. А собеседники, улавливая его настроение, подтверждали то, что ему хотелось услышать; охотно добавляя при этом некоторые живописные детали от себя. Конечно, к таким уловкам прибегал далеко не каждый собеседник. А может быть, один из десяти или даже из ста. Но Фосетт слышал только то, что хотел услышать. Невнятные или отрицательные ответы его просто не интересовали, и он сразу же о них забывал.

****

       При этом Фосетт вроде бы и сам понимал, что происходит нечто странное. Но удивляло его почему-то не то, что все описания похожи друг на друга; а то, что предполагаемое местонахождение этих городов расходится с его расчетами. А как же могло быть иначе?

       Помимо расспросов, Фосетт пытался проводить и небольшие разведки в окрестностях города. Особенно заинтересовала полковника расположенная к северо-востоку от Куябы область террасных возвышенностей; имеющих весьма причудливые формы, известная среди горожан под названием Districto de la Chapada.

Сам Фосетт считал эти возвышенности остатками островов ; располагавшимися некогда вблизи побережья Атлантиды; и, следовательно, предполагал; что на них также могли сохраниться какие-то следы столь интересовавшей его цивилизации атлантов. Очевидно, не желая его разочаровывать, местные жители охотно ему рассказывали об остатках построек, которые, якобы, имелись на этих возвышенностях, или же о находках там каких-то древних предметов. Жаль, конечно, но и на этот раз найти ничего подобного Фосетту так и не удалось.

       Интересно, что этот район на протяжении примерно полутора месяцев; с конца апреля до середины июня, обследовала в 1827 году русская экспедиция; под руководством академика Г.И. Лангсдорфа. Ее участники почти год провели в Куябе. Ничего примечательного на этих возвышенностях они также не обнаружили.

****

       Наконец, 20 апреля 1925 года экспедиция выступила из Куябы. И далее, как следует из последних писем; отправленных Фосеттом с оказией родственникам; и в адрес Североамериканского газетного объединения; события развивались следующим образом. На этом отрезке пути; полковник и его молодые спутники чуть не потеряли друг друга в густом лесу. К сожалению, к настоящему времени никаких лесов в этом районе уже не осталось. И местность представляет собой совершенно голую открытую равнину.

       Спустя несколько дней путешественники достигли фазенды Рио-Ново, расположенной на расстоянии примерно сто пятьдесят километров почти строго на север от Куябы. Фазенда принадлежала полковнику Эрменежильдо Гальвану, с которым Фосетт был уже знаком по экспедиции 1920 года.

Там они отдохнули некоторое время и отправились в путь. Как свидетельствует американский журналист Дэвид Гранн, пытавшийся проследить путь полковника Фосетта, эта фазенда уже несколько десятков лет стоит заброшенной, и к настоящему времени от нее остались только развалины.

****

       Местность, по которой путникам предстояло двигаться дальше, представляла собой преимущественно открытую равнину; поросшую высокой травой и колючим кустарником. Лишь в низинах, где скапливалось больше влаги, стояли отдельные островки леса. Изредка, примерно на расстоянии пяти–шести дней пути друг от друга; путешественникам попадались маленькие скотоводческие поместья – эстансии; где они могли передохнуть и пополнить запасы продовольствия. Для жителей здешних мест, не слишком избалованных; значительными событиями и развлечениями, даже такие вроде бы мелкие происшествия казались исключительно важными; запоминаясь на долгие годы. Позднее, когда на поиски Фосетта и его спутников двинулись поисковые партии; они охотно рассказывали всем желающим об этих посещениях.

       Никаких дорог в этой дикой местности, конечно же, не было. Но зато встречались звериные тропы; следуя которыми, можно было безошибочно попасть к источникам вполне пригодной для питья воды. Там же можно было при желании искупаться; правда, значительного облегчения организму водные процедуры не приносили; так как влага быстро испарялась под жгучими лучами солнца.

****

       В конечном итоге, 15 мая Фосетт и его спутники прибыли на пост «Бакаири». Надо сказать, что 14 мая, за день до прибытия Фосетта на этот пост; в Британии умер Хаггард. Конечно, Фосетт об этом не мог знать. Но невольно создается впечатление, что смерть близкого друга и вдохновителя многих его начинаний; послужила своеобразным предзнаменованием трагического исхода всего задуманного им предприятия.

       Трудно сказать, случайно или нет, но именно тогда у путешественников начались первые серьезные неприятности. Самая главная из них; заключалась в том, что у Рэйли Раймелла от укусов клещей сильно распухла нога. Этозатрудняло его передвижения и, соответственно, тормозило продвижение всей экспедиции. Не случайно на всех последних снимках он представлен либо сидящим на лошади; либо стоящим рядом с ней. Видимо, самостоятельно передвигаться ему становилось все труднее.

****

       19 мая у Джека был день рождения. И в гости к англичанам заглянул индеец из племени бакаири. После того как его угостили местным вином из ягод кажу; он с готовностью подтвердил все рассказы о древних городах. О большом водопаде; рядом с которым видны следы надписей; изображения людей; лошадей, и даже то, что перед одним из городов лежит пояс безводной пустыни; простирающийся на несколько дней пути.

Так и слышатся вопросы, которые задает Фосетт, основываясь на рукописи 1754 года; и на которые подвыпивший индеец охотно отвечает утвердительно. Кстати, сведения о поясе безводной пустыни; окружающей один из затерянных городов; Фосетт явно позаимствовал у Бенигно ди Карвалью. Который писал об этом; в одном из номеров «Отчета о деятельности Института истории и географии Бразилии» за 1844 год.

****

       Относительно надписей возле водопада можно отметить, что, помимо рукописи 1754 года; Фосетт мог почерпнуть сведения о находках неких «надписей» вблизи реки Шингу; и из книги французского путешественника Анри Кодро (1859-1899) «Путешествие по Шингу»; впервые изданной в Париже в 1897 году. Во время своих странствий Кодро побывал у индейцев племени кайапо; проживавших между Шингу и Арагуая. И где-то там, на скалах, он увидел изображения различных знаков и рисунков; которые он и приводит в своей книге. Не очень сведущий в эпиграфике человек вполне мог бы принять их за настоящие надписи.

Надо сказать, что сообщений о находках в Бразилии финикийских; шумерских; египетских, китайских, греческих и прочих надписей к настоящему времени накопилось довольно много. Несколько тысяч их собрано в книгах Альфредо Брандао «Escripta Prehistorica do Brazil» ;(«Доисторические надписи Бразилии»), изданной в 1937 году в Рио – де – Жанейро; а также Бернардо да Силва Рамоса «Inscripciones e Traduciones da America Prehistorica» ; («Надписи и предания доисторической Америки»), изданной там же в двух томах в 1939 году.

****

       О личности Альфредо Брандао мало что известно. Во всяком случае, известным специалистом по эпиграфике он не был. Изначально основной специальностью Бернардо да Силва Рамоса была торговля каучуком. Позднее он руководил на общественных началах отделением Института истории и географии Бразилии; в городе Манаусе – столице бразильской Амазонии.

В кругу друзей и знакомых он слыл, мягко говоря, человеком со странностями. Его интерес к бразильским древностям начался с того; что, путешествуя по странам Ближнего Востока; он обратил внимание на попадавшиеся там на каждом шагу надписи различных древних народов; и неожиданно «вспомнил»; что множество точно таких же надписей он видел и в своей родной Бразилии.

       Большинство надписей, приводимых в книгах этих двух авторов, таковыми на самом деле не являются. Некоторые из них – это либо откровенные подделки, либо просто рисунки. Другие представляют собой случайные трещины и царапины; созданные самой природой, и принять их за надписи можно лишь при большом желании; и достаточно развитом чувстве воображения.

****

       Тем не менее, среди этих надписей можно выделить определенное количество таких, чья подлинность остается спорной. Самым известной из них является финикийская надпись из Параиба. Якобы, случайно найденная в 1872 году, и тут же, надо же такому случиться, бесследно исчезнувшая. К тому же, что весьма странно, она была найдена  не где-нибудь в глухих джунглях; а на территории имения некоего сеньора Коста.

       Дешифровкой надписи занимался сам император Педро II; который, как оказалось, являлся единственным на всю Бразилию знатоком древних восточных языков. В ней сообщается о прибытии к берегам Бразилии в 531 году до нашей эры; корабля из Сидона (современный город Сайда в Ливане – прим. Авт.).

       Среди специалистов имеются как сторонники, так и противники подлинности этой надписи. Спор между ними продолжается уже почти полторы сотни лет, стороны исчерпали все доступные аргументы, но решающих доказательств в пользу своей точки зрения ни одной из них так и не удалось привести вплоть до настоящего времени. Внести окончательную ясность могла бы только поаторная находка этой надписи.

****

Пока хотелось бы просто упомянуть, что в конце XIX – начале XX века среди коллекционеров существовала большая мода на различные финикийские древности и особенно на надписи. По странному совпадению, как раз тогда их вдруг стали находить по всему миру, в том числе даже в таких, казалось бы, совершенно неподходящих для этого местах, как леса Смоленщины и Белоруссии, о чем можно прочитать в третьем выпуске журнала «Полоцко-Витебская старина», вышедшем в свет в 1916 году.

       Когда экспедиция Фосетта покинула пост «Бакаири», нам точно неизвестно. Но в последнем послании от 29 мая 1925 года; отправленном родным и близким вместе с носильщиками; сообщается, что ее участники уже добрались до лагеря Мертвой Лошади. Учитывая опыт предыдущей экспедиции Фосетта; которая в общей сложности провела в пути шесть недель; из которых четыре добиралась до поста «Бакаири»; а затем еще две недели добирались до упомянутого лагеря; то получается, что экспедиция должна была покинуть пост не позднее 15 мая. Однако это противоречит утверждению самого же Фосетта; что 19 мая они справляли на посту день рождения Джека.

****

       Как уже говорилось, лагерь Мертвой Лошади, согласно запискам Фосетта; располагался в точке с координатами 11° 43′ южной широты; и 54° 35′ западной долготы. Если глянуть на карту, то получается; что он должен был находиться примерно в районе среднего течения реки Манитсауа-Миссу; являющейся притоком Шингу.

       Читая последние послания участников экспедиции; не трудно заметить, что никаких подробностей этого отрезка пути в них не сообщается. Хотя маршрут до поста «Бакаири» в ранее отправленных посланиях ими был описан довольно подробно. Прощальное письмо заканчивалось то ли заклинанием, то ли словами ободрения: «Вам нечего опасаться неудачи…!».

****

Больше никаких достоверных сообщений от Фосетта и его спутников не поступало. Они бесследно растворились в бескрайних бразильских джунглях. Может быть, их давно уже не было в живых. Но на последний из оставленных ими прижизненных адресов еще долго приходили письма до востребования; с/о Royal Bank of Canada. Rio de Janeiro. Brazil.

       Как известно, одна тайна порождает другую тайну. Со временем легенды о затерянных в джунглях Бразилии городах; и домыслы о предполагаемых обстоятельствах исчезновения полковника Фосетта; и его спутников тесно переплелись между собой в один клубок, образовав неразрывное целое…

ЭКСПЕДИЦИЯ В НИКУДА

       Покров тайны окутывает последнюю экспедицию Фосетта практически с самого ее начала. Некоторая ясность имеется только относительно ее начального этапа.

       Описание маршрута от Куябы до поста «Бакаири», содержащееся в последних письмах, кажется вполне достоверным. Этим путем двигались все экспедиции; направлявшиеся из столицы штата Мато-Гроссо к верховьям Шингу; в том числе и экспедиция самого Фосетта в 1920 году.

       Доверие вызывают и приводимые в письмах временные выкладки. Согласно им, намеченный путь занял менее месяца – с 20 апреля по 15 мая. Ровно столько же времени потребовалось, например, и экспедиции фон Штейна. Которая в 1887 году отправилась из Куябы 20 июля и прибыла на пост «Бакаири» 15 августа.

       Впрочем, уже здесь начинаются первые загадки. Не исключено, что описание маршрута до поста; и расчеты времени в пути были сознательно сфальсифицированы Фосеттом; по аналогии с его путешествием 1920 года; и в 1925 году на посту «Бакаири» он вообще не был.

****

       Подобные сомнения имеют под собой определенные основания. Дело в том, что; когда в 1928 году до этого поста добралась спасательная экспедиция Джорджа Дайотта; специально снаряженная для поисков Фосетта; то почему-то никто из местных обитателей; не мог вспомнить подробностей его пребывания здесь три года назад. Хотя нашлись свидетели, которые прекрасно помнили визит полковника в 1920 году.

Дайотт специально отмечает это обстоятельство в своей книге «Человек, охотящийся в джунглях»; написанной по свежим впечатлениям после завершения его изысканий. Правда, американский журналист Дэвид Гранн; попытавшийся в 2005 году отправиться по следам Фосетта, такую свидетельницу нашел. В точном соответствии с тем, как это описано в «Исследованиях Фосетта»; пожилая индианка, которой к тому времени уже перевалило за девяносто лет; поведала журналисту, что путешественники переночевали в пустовавшем здании школы; которое, кстати, сохранилось вплоть до наших дней. Ну, как говорится, чего только не бывает…

****

       Хотя, конечно, нельзя исключать того, что вся эта неразбериха произошла по чистой случайности. Особых причин обходить стороной пост «Бакаири» у Фосетта, по всей видимости, не было. Хотя, если строго следовать фактам; то последним пунктом, о посещении которого членами экспедиции нам достоверно известно; следует считать фазенду полковника Эрменежильдо Гальвана.

       Как уже говорилось, сомнение вызывает и дата прибытия экспедиции в лагерь Мертвой Лошади; указанная в прощальном письме – 29 мая 1925 года. Предположим, что экспедиция Фосетта все-таки побывала на посту «Бакаири». Оттуда до лагеря Мертвой Лошади в принципе можно добраться двумя различными маршрутами.

       Первый из них пролегает по суше, и к числу его преимуществ следует отнести то обстоятельство; что он уже в какой-то мере был знаком Фосетту по его предыдущей экспедиции. Не трудно высчитать; что расстояние между двумя точками по прямой линии составляет примерно триста – триста двадцать километров.

       Однако, принимая во внимание; что путешественникам пришлось бы двигаться все-таки по малоизвестной ;(вряд ли Фосетт успел досконально ее обследовать за пять лет до описываемых событий); и к тому же сильно пересеченной местности, то это расстояние неизбежно должно было значительно увеличиться.

****

       Преодолеть его за восемь – девять дней пешего пути было просто физически невозможно. Фосетт, основываясь на собственном богатом опыте; сам неоднократно утверждал; что маленький отряд вместе с вьючными животными; прорубая себе дорогу в непроходимых зарослях; может пройти за день не более трех миль, то есть, около пяти километров. Думается, что в таких вопросах ему вполне можно доверять.

       Другой вариант маршрута от поста «Бакаири» до лагеря Мертвой Лошади; мог пролегать по рекам Телис-Пирис и Сан-Мануэль; а далее оставалось бы преодолеть лишь небольшой участок по суше до реки Манитсауа-Миссу. Фосетт в предварительных набросках к своей книге вроде бы намекал на такую возможность. Однако попытка реализовать ее на практике неизбежно натолкнулась бы на ряд серьезных препятствий.

       Несомненно, что водный маршрут потребовал бы меньших усилий. И скорее всего, занял бы меньше времени. Но все равно, конечно, даже при самом удачном стечении обстоятельств; путешественникам за восемь – девять дней; преодолеть его никак бы не удалось. К тому же, чтобы пройти этим путем;, надо было иметь в своем распоряжении точные географические карты; которых в то время еще просто не существовало. Они были составлены только в ходе Второй мировой войны; на основании данных масштабной аэрофотосъемки, произведенной ВВС США.

****

       Брайан Фосетт, основываясь, очевидно, на разговорах с отцом накануне его отъезда в Бразилию; был уверен, что тот избрал сухопутный вариант; что, кстати, и отражено на составленной им карте, которая имеется во всех изданиях книги его отца.

       Итак, в любом случае получается весьма существенное расхождение; между реальным расстоянием от поста «Бакаири» до лагеря “Мертвой Лошади”; и тем временем, которое, якобы, потратила экспедиция на то, чтобы это расстояние преодолеть. Из этого следует, что; либо лагерь “Мертвой Лошади” располагался где-то гораздо ближе точки с координатами 11° 43′ южной широты; и 53° 35′ западной долготы; либо времени на путь было затрачено на самом деле гораздо больше; чем указывал Фосетт.Перси Харрисон Фосетт в зрелые годы

       Известные нам координаты лагеря содержатся в путевом дневнике Фосетта за 1920 год; и в подготовительных материалах к экспедиции 1925 года. Эти документы не предназначались для ознакомления с ними широкой общественности; поэтому, надо полагать, сознательная подтасовка фактов в данном случае исключена. Не могло быть и случайной ошибки в расчетах; так как Фосетт был известен как прекрасный специалист в области картографии; и сомневаться в его способности точно определять координаты; с помощью имевшихся в его распоряжении приборов, нет никаких оснований.

****

       Для расчетов реального времени, проведенного экспедицией в пути, у нас имеются следующие ориентиры. Еще из Куябы Фосетт писал своим спонсорам из Североамериканского газетного объединения; что он рассчитывает достичь лагеря Мертвой Лошади за полтора – два месяца; то есть, примерно к началу – середине июня.

       Однако этим выкладкам как раз доверять нельзя. Фосетт прекрасно понимал, что они неизбежно станут известными широкой публике. А он не желал до поры до времени раскрывать свои планы никому из посторонних. Кроме того, эти расчеты полковника просто противоречат здравому смыслу.

       Если посмотреть на карту; то нетрудно заметить, что путь от Куябы до поста «Бакаири»; который занял один месяц и проходил, между прочим; по сравнительно освоенным местам; составляет в лучшем случае примерно четвертую часть всего пути до лагеря Мертвой Лошади. Каким образом предполагалось преодолеть оставшуюся; наиболее трудную часть пути; которая к тому же была в три раза длиннее уже пройденного расстояния; за две недели или даже за месяц, совершенно непонятно.

****

       Далее в письме, отправленном уже с поста, Фосетт сообщает; что от него до лагеря; он рассчитывает добраться до неизвестного ранее никому водопада за три недели. В прощальном письме, отправленном из лагеря Мертвой Лошади; говорится, что до этого водопада осталось семь – десять дней пути.

       Таким образом, получается; что на заключительный отрезок маршрута члены экспедиции, как и предполагалось, потратили около двух недель; то есть, были в лагере Мертвой Лошади примерно в первой декаде июня. Попутно заметим, хотя это и не имеет принципиального значения; что в любом случае это не соответствует приводимой ими в прощальном письме дате – 29 мая.

       Но самое удивительное заключается в том; что это прощальное письмо было получено одновременно по телеграфу членами семьи; и Североамериканским газетным объединением ; только в ноябре 1925 года; после того, как его доставили в Куябу Симон и Гардениа; два носильщика, сопровождавшие экспедицию до лагеря Мертвой Лошади.

****

       Для того чтобы отправить письмо по назначению, носильщикам достаточно было просто добраться до Куябы. Там имелась телеграфная линия, проложенная до Рио – де – Жанейро еще в начале XX века. А уже оттуда точно так же по телеграфу; сообщение очень быстро можно было отослать практически в любую точку земного шара. Для сравнения упомянем; что телеграмма; посланная самим Фосеттом в 1908 году; жене в Англию из городка Вилла – Белла – де – Мато – Гроссо; старой столицы одноименного штата, была получена ею в тот же день.

       Так что, если принять на веру те даты, которые дает нам сам Фосетт; то в таком случае остается совершенно непонятным; где же в течение полугода скитались носильщики. Странно и то, что, когда началась шумиха вокруг тайны исчезновения Фосетта; никто не догадался разыскать и расспросить их об этом.

       Учитывая, что при возвращении обратно; на уже знакомый нам отрезок пути от поста «Бакаири» до Куябы; они потратили один месяц, остается пять месяцев, заполненных полной неизвестностью. С большой долей вероятности можно предположить; что все это время носильщики находились в пути вместе с экспедицией. Поскольку двигаться все время в одном направлении они не могли то представляется логичным отрезок времени; в пять месяцев разделить примерно поровну; то есть два с половиной месяца они двигались в одну сторону; и соответственно, столько же в обратную сторону при возвращении домой. Понятно, что какое-то время у них неизбежно должно было уйти и на отдых.

****

       Теперь вспомним те расчеты расстояний за день пути, которые приводит сам Фосетт. Как мы помним, они составляют примерно пять километров. В таком случае получается; что за семьдесят пять дней пути экспедиция могла проделать путь; примерно в триста семьдесят километров в одну сторону. Понятно, что подобные расчеты носят весьма приблизительный характер. Но все равно интересно отметить, что полученные данные приближаются к реальному расстоянию; от поста «Бакаири» до лагеря Мертвой Лошади; учитывая, что двигаться все время строго по прямой линии экспедиция не могла.

       Из всех этих рассуждений следует, что экспедиция должна была добраться до этого лагеря примерно в начале – середине августа 1925 года, а отнюдь не в конце мая. Несомненно, что Фосетт сознательно внес путаницу в расчеты, чтобы сбить с толку тех, кто захотел бы проследить его путь к тайнам Атлантиды, и попытаться перехватить пальму первенства на пути к возможным открытиям.

       Надо сказать, что Фосетту его затея вполне удалась, вот только вряд ли он мог предвидеть, что она будет иметь для него самого и его спутников весьма трагические последствия. Как мы теперь понимаем, он обвел вокруг пальца не только возможных преследователей, но и всех тех людей, которые искренне хотели ему помочь и позже пытались разгадать тайну его исчезновения…

Источник :https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%BE%D1%81%D0%B5%D1%82%D1%82,_%D0%9F%D0%B5%D1%80%D1%81%D0%B8

Книга “ТАЙНА ПОЛКОВНИКА ФОСЕТТА”, автор :И.А. ЕМЕЦ

продолжение http://inftaran.info/индейцы-на-пути-экспедиций-фосетта/

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.