Первопроходцы земель Сибирских. Неудержимым было движение русского народа на восток, к берегам Тихого океана. Почти шесть десятилетий понадобилось ему, чтобы пройти из конца в конец необъятную Сибирь. Преодолеть горы и реки, построить остроги, укрепиться на всем северо-востоке Азии. Совсем небольшой исторический срок и совсем маленький, если применить его к многотысячеверстной Сибири.

Первопроходцы земель Сибирских

Походами русских землепроходцев и мореходов совершались Великие географические открытия. Скромные, талантливые и предприимчивые люди подчас и сами не знали цены своим делам, своим открытиям,  они служили Отчизне. «Он, народ этот,  писал М. Горький, — без помощи государства… в лице Дежнева, Крашенинникова, Хабарова и массы других землепроходцев открывал новые места».

В начале XVII века русские люди вышли к Енисею. А в 1619 году основали Енисейский острог, который стал опорным пунктом проникновения русских в Прибайкалье… Отсюда начались походы на Лену, на Ангару и к Байкалу.

Красноярск. Автомобильный и пешеходный мост через реку Енисей.
Красноярск. Автомобильный и пешеходный мост через реку Енисей.

На Лену шли северным путем по Нижней Тунгуске, через волок на Вилюй и на Лену. Шли на Лену и по южному направлению  из Енисейска. На Илим был послан с десятью казаками Василий Ермолаевич Бугор.

***

Он шел по реке Идирме, притоку Илима, волоком перебрался на реку Кут; спустился по ней до Лены, по которой дошел уже до реки Чаи. Здесь он соединился с отрядом Василия Хрипунова, вышедшим тоже в 1628 году из Енисейска. В устье рек Киренги и Кута были оставлены казаки для сбора ясака.

Затем прибыл сюда по Илиму со своим отрядом Иван Галкин.

Именно он построил в 1630 году Илимский острог. В этом же году при впадении Киренги в Лену казаки срубили Киренгский острог.

Знаменская , Спасская и Никольская  башни. Илимский острог в 1839 год.
Знаменская , Спасская и Никольская башни. Илимский острог в 1839 год.

В 1631 году были основаны Братский и Усть-Кутский остроги. Значение этих событий очень велико для судеб не только Прибайкалья, но и всей Сибири. Открытие Лены привело к стремительному продвижению русских людей в Якутию.

Илимский острог. План 1702 года.

Отряд Петра Бекетова в 1632 году основал Ленский, или Якутский, острог; ставший центром всех дальнейших походов землепроходцев, а затем и научных экспедиций. Отсюда уходили на север отважные мореходы, первооткрыватели Колымы; искатели северных острогов; отсюда собирались в путь к Чукотскому Носу; и для «проведывания матерой земли Америки» выдающиеся мореплаватели и путешественники Федот Алексеев и Семен Дежнев. Из Якутска начинали свой путь к Тихому океану мореходы; основавшие Охотск и нашедшие морской путь на Камчатку. Из Якутска начинались многие другие экспедиции; из Якутска уходили в дальний путь Витус Беринг и Алексей Чириков; Мартин Шпанберг и Алексей Шельтинг, Петр Креницин и Михаил Левашов, Иосиф Биллингс и Гавриил Сарычев. Отсюда начинали промышленники и мореходы — первооткрыватели Алеутских и Курильских островов; отправились в Северную Америку Григорий Шелихов и Александр Баранов. Отсюда же начинали свои великие путешествия на юг в поисках Амура и богатых амурских земель Василий Поярков и Брофей Хабаров.

Памятник Петру Ивановичу Бекетову в Чите.
Памятник Петру Ивановичу Бекетову в Чите.

***

Славен для сибирской и русской истории северный город Якутск! Построенный сначала на низменном берегу Лены острог затапливался вешними водами; поэтому прибывший сюда в 1634 году Иван Галкин перенес острог на более высокое место; но он по-прежнему страдал от половодья. Воевода Петр Головин в 1643 году распорядился перенести его вверх по Лене на 70 верст. Тут и встал острог. Теперь уже не Ленский, как он был назван первоначально Бекетовым, а Якутский. Тут и по настоящее время стоит город Якутск. В 1634 году был основан Вилюйск; а в 1635 году — Олёкминск, продолжалось исследование и заселение Прибайкалья. С середины XVII века Прибайкалье стало заселяться русскими вольными и промышленными людьми и крестьянами.

Вид города Илимска. Гравюра XVIII в.
Вид города Илимска. Гравюра XVIII в.

Буряты, жившие у Байкала, узнали русских с начала 40-х годов; когда в 1641 году был основан Верхолецскйй острог. А в 1643 году  Курбат Афанасьевич Иванов добрался до озера Байкал. Плавал по нему до острова Ольхон. Одновременно Курбат Иванов послал к бурятам своих людей во главе с Федором Мещеряковым. Им удалось миром склонить бурят платить ясак русскому царю и вносить его в Верхоленский острог. Затем Иванов послал группу своих людей во главе с Семеном Скороходовым к Верхней Ангаре; и наказал там строить острог и ясак собирать. Сам же отправился обратно и в Верхоленском остроге составил чертеж Байкалу; и в Байкал падучим рекам, и землицам… и на Байкале где мочно быть острогу». Курбат Афанасьевич Иванов — первый русский на Байкале; енисейский казак, служил затем в Анадырском и Жиганском зимовьях-острогах.

***

В 1640—1641 годах уже имелись первые географические описания путей, ведущих к Байкалу. Появились первые сведения о реках Предбайкалья и о самом Байкале, появились и первые карты-чертежи этих районов. Труднее оказалось с путями к Байкалу и вокруг него с юга. Тут не было таких удобных речных путей, а пешие дороги преграждали каменистые горы. Поэтому по сравнению с северным направлением, к югу от Байкала русские люди появились несколько позже. От Верхоленского острога потянулись русские добытчики не только к Байкалу, но и вдоль его берегов; а то и на противоположные берега направляли свои суда храбрые землепроходцы, становившиеся мореходами. Известный теперь Нижнеангарск возник в 1646 году, а в 1648 году появился известный печальной славой Баргузин. Путь к Байкалу пролегал не только по Лене и ее притокам; к нему добирались и бурной Ангарой, с трудом поднимаясь вверх по своенравной и порожистой сибирской красавице, по ее притокам.

В 1661 году Яков Иванович Похабов докладывал царю Алексею Михайловичу, что «июля в шестой день, против Иркута реки на Верхоленской стороне государеве новый острог служилыми людьми ставлю… А как бог совершит наготове острог, и о том будет написано в Енисейской острог…» Кто будет в Иркутске, тот сможет и сейчас осмотреть место древнего острога. Расположен он был на правом берегу Ангары против устья реки Иркута. От строений острога начала XVIII века сохранилась Спасская церковь. Уже 18 февраля 1690 года Иркутск стал городом. Отсюда, из Иркутска, потянулись русские люди в Забайкалье, на Амур. Постепенно Иркутск отвоевывал у древней столицы Сибири — Тобольска право первого города. А в XVII веке вокруг Иркутска концент- рировалось все, что происходило в жизни русских людей и местных жителей на пороге Байкала и на самом Байкале — там, где сейчас пролегает западный участок Байкало-Амурской магистрали.

***

А теперь вернемся снова на Лену и в Якутск. В 1633 году отряд Ивана Реброва и Максима Перфильева впервые вышел по Лене к Северному Ледо- витому океану, и по нему, идя на восток, добрался до устья Яны, а затем Индигирки, открыл землю юкагиров. Одновременно С. Харитоновым и П. Ива через Верхоянский хребет была проведена сухопутная дорога к верховьям этих рек. Появились русские поселения-зимовья: Верхоянское и Нижнеянское на Яне, Подшиверское, Уяндинское и Олюбинское на Индигирке, Алазейское на Алазее. В 40-х годах землепроходцы проникли на Колыму, где были основаны Среднеколымское, Нижнеколымское и Верхнеколымское зимовья.

***

С 1641 года, когда в Якутск прибыл первый воевода Петр Головин, образовалось Якутское воеводство. В 1648—1649 годах свершилось выдающееся географическое открытие  открытие пролива между Азией и Америкой. Федот Алексеев и Семен Дежнев обогнули Чукотский полу остров в 1649 году в устье реки Анадырь, был основан Анадырский острог. Семен Андреевич Шелковник двумя годами раньше, в 1647 году, основал Охотский острог, которому суждено было в скором времени стать первым русским портом на Тихом океане и колыбелью русского Тихоокеанского флота. А впервые на побережье Тихого океана, к Охотскому, или, как его тогда называли Дамскому морю пришел отряд под предводительством Ивана Юрьевича Москвитина. 31 января 1636 года из Томска на Лену вышел не большой отряд томских казаков во главе с атама ном Копыловым.

Путь их лежал через Енисейск на Верхнюю Тунгуску, реку Куту и затем на Лену. С Лены Копылов отправился на Алдан, и в 1638 году недалеко от впадения в Алдан реки Маи построил Бутальское зимовье. Перезимовав там, Копылов летом 1639 года послал отряд из томских и красноярских казаков во главе с И. Ю. Москвитиным отыскивать Ламу. По Алдану, Мае, затем волоком вышли казаки в верховье реки Улья, по ней спустились в устье, поставив там острог. Обосновавшись на устье реки Ульи, отряд совершил несколько плаваний по морю: на север — до устья рек Охоты и Кухтун — и на юг — до устья реки Уды.

***

Во время походов на юг спутники Москвитина слышали и от местных жителей о богатой реке Амур. Это известие вызвало целую волну походов туда. И все они не миновали тех мест, по которым пролегает теперь трасса Байкало-Амурской магистрали. Все отряды казаков, промышленных людей, направляющиеся к Амуру, побывали хотя бы в Усть-Куте. Побывали там и Максим Перфильев, и Еналей Бахтеяров, и Василий Поярков и подолгу жил знаменитый Ерофей Хабаров. Первенство тут у Максима Перфильева — он одним из первых двинулся на юг, хотя и не достиг Амура. В 1638 году он был послан из Енисейска «для новых обысканий». Зимовал в Олёкминском остроге, а весной 1639 года казаки направились к устью Витима, где снова зимовали. Весной 1640 года они «начали новое обыскание» — поплыли вверх по Витиму.

Через восемь дней добрались до устья реки Цыпир (теперь Ципа) и по ней плыли еще девять дней, пока «Большой порог» не преградил им путь. Тогда и повернули обратно. Во время плавания они от встречных жителей слышали много и о Шилке- реке, и об Амуре, и о народе, живущем на берегах этой реки. Якутский воевода уже в 1641 году послал по пути Перфильева новый отряд казаков и промышленных людей во главе с письменным головой Еналеем Бахтеяровым. Кроме новых «расспросных сведений», Бахтеяров и его спутники ничего в Якутск не доставили. Но и Перфильев, и Бахтеяров не миновали Муйской долины, не миновали тех мест, где Витим принимает в себя реку Муя.

***

Следовательно, эти отважные путешественники были первыми там, где изыскатели и проектировщики много лет спустя станут нащупывать нитку железной дороги. Но походы к Амуру продолжались. Именно с Амуром, который навсегда вошел наряду с Байкалом в звонкое сочетание БАМа, связана экспедиция, которую возглавил Василий Данилович Поярков. В июле 1643 года экспедиция Пояркова отправилась из Якутска в путь. Шли по Лене, Алдану, притоку его Учуру. Там, где в Учур впадает река Гонам, часть отряда стала на зимовку, а Поярков с девятью десятками людей пошел дальше. Оставшимся он наказал весной продвигаться на реку Зею. Перевалив через Становой хребет. Поярков вышел к истокам реки Брянты, правого притока Зеи. Построив тут дощаники, казаки спустились до Зеи, где дождались своих товарищей.

Все они поплыли по Зее и вскоре вышли на Амур, по которому и стали спускаться вниз. Через шесть дней достигли устья реки Уссури. Продолжая плавание, отряд через четыре недели добрался до устья Амура и здесь остался зимовать. Идти зимой в Якутск через горы было бессмысленно, поэтому стали готовиться к морскому переходу.  Ремонтировали и оснащали суденышки, приводили в по рядок одежду и обувь, запасали продукты. Весной 1645 года отряд Пояркова вышел в бурное Охотское море. Когда шли лиманом Амура, справа хорошо были видны берега острова Сахалин. Путешественники старались плыть вдоль берега. Сначала их забросило на какой-то большой остров, потом принесло к берегу недалеко от устья реки Ульи, где в свое время основал зимовье Иван Москвитин. Была уже поздняя осень, и Пояркову пришлось зимовать здесь еще раз.

***

Ранней весной 1646 года Поярков отправился в Якутск по реке Улье, перевалил через хребет Джуг- джур и далее плыл по Мае, Алдану и Лене. В устье Ульи он оставил 20 че*ловек, которые должны были ждать до следующего года смены из Якутска. Только в середине июня 1646 года, после трехлетнего отсутствия, Поярков возвратился в Якутск, где многие считали его погибшим. Труднейшее плавание Пояркова по Амуру и Охотскому морю — первое в истории плавание по реке и морю — ставит имя мореплавателя и землепроходца в один ряд с именами выдающихся путешественников мира. Он первым из русских увидел те места, где теперь стоит город Комсомольск-на-Амуре, где через Амур перекинулся величественный мост, по которому идут поезда к конечному пункту БАМа — городу Советская Гавань.

Ерофей Павлович Хабаров до прихода в Сибирь с семьей жил в Сольвычегодске, где держал соляные варницы. В 1628 году он ходил в Мангазею, откуда ушел на Пясину. Брат его — Никифор Хабаров нанимал на Енисейском волоку» шесть покручеников, с которыми он и Ерофей добыли восемь сороков соболей. В 1630 году братья Хабаровы вместе с племянником Артемием Филипповичем Петриловским обосно вались на Енисее, вблизи устья реки Тиса. Здесь Хабаров занялся хлебопашеством.

***

Но слава богатой Лены не давала ему покоя: Хабарова тянуло на новые места. Получив из Енисейского острога разрешение и проезжую грамоту» — паспорт, он перебрался на Лену. Обосновался сначала в Усть-Кутском остроге. Из него ходил в Якутск. Основал и на новом месте соляные варницы; которые в 1639 году начали снабжать солью не только ближайшие остроги, но и Якутск. Вскоре Хабаров стал одним из крупнейших хлеботорговцев в Якутском уезде. Но случилось так, что якутские воеводы отобрали у него в государеву казну» безвозмездно три тысячи пудов хлеба; затем отписали в казну и соляной завод. Отобрали у него и земли.

Тогда Ерофей Павлович поселился в устье реки Киренги и основал там в 1641 году селение, впоследствии названное Хабаровкой. Энергичный и деятельный, он и на новых землях завел обширное хозяйство. Но и тут его не оставили в покое. Якутский воевода в 1643 году отобрал все владения Хабарова. Его самого за отказ снабжать якутскую казну деньгами посадил в тюрьму. Из тюрьмы Хабаров вышел только в конце 1645 года. Вернулся в Усть-Киренгу и принялся восстанавливать свое хозяйство, но затем стал соби- раться на Амур, о котором так много начали говорить — слухи дошли и до Прибайкалья… Хабаров понимал, какое значение будет иметь успешный поход на Амур. Ему было известно, что путь на эту реку короче и удобнее не по Витиму, а по Олёкме.

***

Походы многих промышленников подтверждали это. 6 марта 1649 года Хабаров письменно обратился с челобитной к якутскому воеводе. Просил отпустить его на Амур. Он писал, что знает путь на Амур короче; по Олёкме, и просил дать ему 150 человек, которых брался снарядить за свой счет. Воевода отпустил Хабарова и дал ему наказ о походе. В нем говорилось, что воевода Францбеков и дьяк Степанов «велели Ерофейку итти, и с ним охочим служилым и промышленным людям ступятидесяти человекам; или сколько может прибрать, которые похотят без Государева жалованья итти, по Олёкме и по Тугирю рекам, и под волок Шилской и на Шилку».

Но только 70 человек набрал Хабаров. На их снаряжение ему пришлось брать в долг деньги у воеводы, но все же в конце марта отряд Хабарова вышел из Илимского острога. К осени добрались до устья Тугира, правого притока Олёкмы. Здесь, в построенном острожке, зазимовали. А в январе 1650 года на нартах пошли вверх по Тугиру и перевалили через Олёкминский Становик — отроги Станового хребта. Весной того же года добрались до реки Урки, притока Амура.

На Урке в настоящее время расположена станция Сибирской железной дороги, названная в честь Хабарова — Ерофей Павлович. Отсюда по зимнему пути с группой из 20 человек он пошел в Якутск. 26 мая 1650 года он был в Якутске и докладывал воеводе о походе, показывал чертеж посещенных мест. Францбеков понял, что медлить нельзя. 110 человек добровольно согласились отправиться с Хабаровым, да 27 служащих выделил воевода. Осенью 1650 года Хабаров с пополнением встретился со старыми товарищами и оттуда пошли вниз по Амуру. После десятидневного похода они поставили на месте остановки острог, в котором осталась часть участников похода. Остальные же вернулись зимовать в Албазин. В Якутск с ясаком и донесениями Хабаров отправил Артемия Петриловского, Терентия Чечигина.

***

Когда наступила весна, Хабаров начал свой поход на Амур. Вскоре выяснилось, что дауры из окрестных мест снялись и ушли в неизвестном направлении. Зимовать на этом месте становилось невозможно, а время шло к осени. Тогда 7 сентября Хабаров отправился дальше, вниз. Четыре дня плыли до того места, где Амур течет, стиснутый Буреинским хребтом. Через ущелье плыли два дня и ночь; а еще через два дня достигли устья реки Сунгари. После короткой остановки и расспросов плыли еще семь дней мимо берегов, на которых жили дучеры. Ниже по Амуру встретили новый народ. Хабаров называет его ачанами или гольдами. Землю они не пахали, скот не разводили, занимались только рыболовством. 29 сентября увидели селение на левом берегу Амура. Здесь решили зазимовать и поставить острог. Его основательно укрепили, запаслись продуктами.

Между тем Чечигин и Петриловский, посланные в Якутск, развернули энергичную деятельность. Они набрали 14441 новоприборных охочих человека. Воевода Францбеков выделил для Хабарова 30 пудов  зелья» — пороха и 30 пудов свинца. К началу августа 1651 года Чечигин был готов в путь. До наступления зимы он добрался до Тугирского волока. Недалеко от волока они встретили нарочного от Хабарова с просьбой  поспешать» на Амур. И Чечигин, не останавливаясь на зимовку в Тугире, пошел далее. Запас, взятый с собой, он оставил у Тугира под присмотром восьми своих казаков и тринадцати старослужащих во главе с Никифором Хабаровым и Ивашкой Портнягой. Им было приказано ранней весной со всеми запасами явиться на Амур. Чечигин же 10 сентября пошел через волок и на Амуре стал спешно строить суда, чтобы успеть уже в этом году соединиться с Хабаровым.

***

Когда Чечигин и Петриловский плыли по Амуру, то время от времени посылали вперед разведку, но на след Хабарова напасть не удавалось. Приближалась зима. Стали на зимовку. Отряд Хабарова зимовал в разных местах. Основные силы в низовьях реки, а присланные — в верховьях. И никто из них ничего не знал друг о друге. С наступлением весны Чечигин отправил вперед на быстром струге пять служилых и 21 казака во главе с Иваном Нагибой. Им было наказано плыть вниз десять дней и смотреть вокруг, чтобы не пропустить Хабарова. Но случилось так, что плавание Нагибы оказалось настолько интересным, что мы вспоминаем теперь о нем как о выдающемся событии.

4 мая 1652 года отряд этот вышел из Банбулаева города. Десять дней плыли казаки, не спуская глаз с берега. Они пришли в страну дучеров. Хабаровцев они не встретили — осталось предположить, что они ушли вниз, к гилякам. Нагиба после совета с товарищами решил нарушить наказ и плыть дальше. И вскоре казаки, сами того не зная, оказались в устье Амура. Затем и в Амурском лимане. Таким образом, отряд Нагибы был вторым, после Пояркова, русским отрядом, побывавшим в устье Амура, проплывшим весь Амур. Так как и тут Хабарова не было, то возвращаться домой Нагиба решил, как и Поярков, морским путем.

15 сентября 1653 года они добрались до Якутска. В конце мая 1652 года, не дождавшись возвращения Нагибы, отряд Чечигина вышел к Хабарову. Встреча состоялась у хребта Малый Хинган. Неделю казаки отдыхали. Выяснилось, что Хабаров зимовал в низовьях Амура. В отряде у него осталось менее двухсот человек, а помощь не подходила. Надо было во что бы то ни стало связаться с Якутском, и Хабаров поплыл вверх по Амуру. Он построил шесть дощаников и разместил на них все: пушки, запасы, лошадей. 22 апреля пошли в обратный путь.

***

Большей частью гребли, при попутном ветре поднимали паруса. И только при выходе из Хинганских щек» увидели спускающийся отряд казаков. Это были Чечигин и Петриловский, ко торые доставили Хабарову людей, порох, свинец и одну пушку. У якутского воеводы не хватило сил, чтобы закрепиться на Амуре, и он все время просил помощи у царя. А желающих отправиться на Амур становилось все больше и больше. Началось настоящее паломничество, люди уходили туда самостоятельно, стихийно возникали отряды, организовывались артели. С последним донесением воевода отправил в Москву хабаровца Попова, чтобы тот объяснил положение дел на Амуре. В марте 1652 года для постройки дорог, размещения людей и ознакомления на месте со всеми делами по Амуру был послан московский дворянин Дмитрий Иванович Зиновьев. Встреча его с Хабаровым произошла в начале августа 1653 года на устье реки Зеи. Прямой и честный Хабаров не понравился властолюбивому московскому дворянину.

Уезжая с Амура, Зиновьев решил взять с собой в Москву самого Хабарова. Царь Алексей Михайлович принял землепроходца и наградил его званием сына боярского; и назначил приказчиком поселений между Леной и Илимом, от Усть-Кута до Чечуйского волока. Но вскоре по прибытии на Лену Хабарова арестовали и отправили в Якутский острог; так как он не смог сразу рассчитаться с долгами, сделанными перед даурским походом. Хабаров нашел поручителей и лишь тогда смог возвратиться на свои земли. В ноябре 1667 года Хабаров просил тобольского воеводу Петра Годунова отпустить его снова на Амур, но получил отказ. Свои последние дни Ерофей Павлович Хабаров провел в Илимском остроге или в деревне Хабаровке, около Усть-Киренги.

***

Имя Хабарова неразрывно связано с трассой Байкало-Амурской магистра ли. Он был в тех местах, где начинается трасса, и много путешествовал по тем местам, где она завершается. По Хабаровскому краю пролегает часть БАМа. Приамурье быстро осваивалось русскими людьми. Вскоре на Среднем Амуре образовалось Албазинское воеводство (уезд), в административном отношении подчиненное Нерчинску. В документах 70-х годов XVII века упоминается до двадцати русских крестьянских селений; рассеянных от устья Аргуни вниз по Амуру до реки Буринда. «Переселение на Амур русских промышленников, «гулящих» людей и пашенных крестьян, стремившихся уйти от феодального гнета и в новые земли, было важнейшим последствием похода Е. П. Хабарова, имевшим для судеб приамурского населения огромное значение»  История Сибири, л., 1968, т. 2, с. 53.

Из Иркутска отправлялись многие экспедиции не только на юго-восток, но и на север и восток Сибири, к Дальнему Востоку. Некоторые из экспедиций проходили через Усть-Кут, который был в те годы перевалочным местом на Лену, а по ней — в Якутск и далее. После того как С. И. Дежневым был основан Анадырский острог, русские землепроходцы стали искать пути на Камчатку и в Северную Америку. Есть сведения, что уже участники плавания Дежнева и Попова побывали там. Значительный вклад в представления русских о северо-востоке Азии внесли походы М. В. Стадухина, который в 1651 году, пройдя по суше из Анадырского острога на Пенжину, плавал в течение двух лет вдоль побережья Охотского моря до Тауйской губы. Он же в 1657 году доходил до реки Охоты, где уже существовал Охотский острог.

***

Теперь известно, что самые ранние походы русских на Камчатку относятся к 1686—1688 годам. Это по ходы Ивана Голыгина, Василия Кузнецова, Луки Морозно и других. Исторические походы Владимира Ат ласова в 1697—1699 годах закрепили успехи русских. Атласов основал на Камчатке первые остроги. Он же принес первые сведения о Курильских островах, от- носяш;иеся к 1700 году. В 1711 году Д. Я. Анцыферов и  П. Козыревский первыми побывали на первых Курильских островах — Шумшу и в 1713 году — на Парамушире. По некоторым сведениям, И. П. Козыревский побывал и на Онекотане. Русские люди нашли сухопутный путь на Камчатку, побывали на первых Курильских островах. А  морской путь к этим землям еще не был найден.

С 1710 года начались попытки к отысканию морского пути на Камчатку; которые завершились плаванием Кузьмы Соколова, Никифора Трески, Якова Невейцына, Андрея Буша на ладье «Восток» в 1716— 1717 годах из Охотска. В 1719 году, исполняя повеление Петра I, офицеры Иван Михайлович Евреинов и Федор Федорович Лужин осмотрели шесть Курильских островов; и составили первую карту всех островов по расспросным данным. Открытие Северной Америки не стало уделом этих мореплавателей, хотя им было приказано: «Ехать вам до Тобольска; и от Тобольска взять провожатых и ехать до Камчатки и далее, куды вам указано. И описать тамошние места, где сошлася ли Америка с Азиею, что надлежит зело тщательно сделать, не только сюйд и норд, но и ост и вест, и все на карту исправно поставить».

***

Эту задачу исполнили Витус Ионссен Беринг, Алексей Ильич Чириков и Мартин Петрович Шпанберг, в 1728 году на судне «Св. Гавриил прошедшие проливом, который теперь носит имя Беринга. В 1732 году Иван Федоров и Михаил Гвоздев на «Св. Гаврииле» подходили к берегам Северной Америки у мыса Принца Уэльского. А в 1732—1742 годах на всем протяжении Сибири и северо-востока Азии действовала Великая Сибирско-Тихоокеанская, или Вторая Камчатская, экспедиция, которой по-прежнему руководил В. Беринг. В ее составе были отряды, производившие съемку и опись северного побережья Сибири и Дальнего Востока. Тихоокеанские отряды, которыми руководили Беринг, Чириков и Шпанберг, открыли со стороны Тихого океана Северную Америку; побывали у берегов Японии, открыли Алеутские острова.

Участник экспедиции С. П. Крашенинников исследовал Камчатку и написал обстоятельный, ставший классическим, труд Описание земли Камчатки». А. Е. Шельтинг в 1742 году побывал у берегов Сахалина. Все исследователи, прежде чем добраться до побережья Северного Ледовитого океана или к берегам Тихого океана, за исключением западносибирских отрядов Второй Камчатской экспедиции, прошли путь от Енисейска до Якутска через Усть- Кут. Все они ступали по тем местам, где теперь про легает Байкало-Амурская магистраль. Широко известны имена Григория Ивановича Шелихова и Александра Андреевича Баранова; основавших первые русские поселения в Северной Америке; положивших начало существованию Русской Америки; основавших Российско-Американскую компанию, просуществовавшую до 1867 года, до продажи Русской Америки США.

***

 В 1785 и в 1794 годах на пути к Охотску через Предбайкалье и на обратном пути в Петербург проходила экспедиция под начальством Иосифа Иосифовича Биллингса и Гавриила Андреевича Сарычева. 10 ноября 1785 года Сарычев был в Иркутске. И в Иркутске, и из Иркутска в Якутск экспедиция шла через современную трассу БАМа. В 1792 году Эрик Лаксман совершил путешествие на Охотское побережье из Иркутска; куда он перебрался на жительство из Нерчинских заводов. Вблизи трассы БАМа, у Байкала, во второй поло вине XVIII века вели исследования участники Академических экспедиций — П. С. Паллас и И. Г. Георги. Во время своих путешествий Георги обогнул весь Байкал и делал многочисленные маршруты в стороны от него.

По пути из Томска в Иркутск в начале 1772 года Георги примкнул к Палласу; зимовавшему тогда в Красноярске, и вместе с ним добрался до Иркутска. Тут они разделились. Паллас ранней весной отправился в Забайкалье, а Георги оставался до середины июня в Иркутске, откуда совершал экскурсии в окрестностях города. Георги был первым исследователем побережья Байкала от дельты Верхней Ангары до Чивыркуйского залива устья Баргузина. По долине этой реки он проник на Витимское нагорье, посетил ряд рудников в районе Нерчинска и после этого вернулся в Иркутск. Таким образом, вклад русских землепроходцев, исследователей XVII—XVIII веков очень огромен. Благодаря их усилиям не только получены первые сведения об этом крае, но и даны его описания, составлены географические и специальные карты.

источник: книга А. И. Алексеев “И тайга ПОКОРЯЕТСЯ НАМ”

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B8%D0%B1%D0%B8%D1%80%D1%8C